Previous Entry Share Next Entry
О коммунизме и марксизме — XII
artemijv
   
Сергей Кургинян, цикл «О коммунизме и марксизме», 2015 — 2017
   

   
Я не собираюсь воспевать четырехтомное сочинение «Прометей», написанное Галиной Серебряковой. Этому, как минимум, мешает сформированное семьей и работой представление о том, чем по-настоящему талантливые литературные произведения отличаются от другого вида литературной продукции.
 

Серебрякова — хороший журналист и не слишком хороший писатель. Но ее «Прометей» — это так называемая хорошо сделанная проза. И зачем я буду, обсуждая Маркса, рассуждать о том, в чем отличие такой прозы от настоящей литературы?
 
Серебрякова написала хорошую, даже блестящую биографию Маркса в четырех томах. К сожалению, она решила придать этой биографии характер художественного произведения. Все, прочитавшие это произведение, разводили руками и говорили, что оно «не ахти какое». Впрочем, что значит «все»?
 
Если иметь в виду широкие слои нашего общества, к моменту написания «Прометея» существенно омещаненные, то они увлекались разного рода сочинениями, написанными гораздо хуже, чем «Прометей». Но сочинение Серебряковой было для этих слоев слишком капитальным и скучноватым. Впрочем, Серебрякова писала «Прометея» не для советских мещан, конечно же, более начитанных и разборчивых, нежели мещане постсоветские. Серебрякова писала это произведение для молодежи, которую нужно было согреть неким коммунистическим огнем, и для интеллигенции, которую ей хотелось побудить к участию в деле подобного согревания.
 
Интеллигенция фыркнула, пожала плечами. И продолжила чтение мемуаров Ильи Григорьевича Эренбурга «Люди, годы, жизнь». При этом было ясно, что мемуары Эренбурга, написанные более бойко и изящно, чем «Прометей», были и лживыми, и поверхностными. Понимая, что он должен лгать не только для того, чтобы его напечатали, но и для того, чтобы определенным способом подать самого себя, Эренбург не хотел придавать своему сочинению даже мало-мальски добросо­вестный в историческом плане характер. В результате его дворцовые и околодворцовые откровения не вызвали интереса даже у историков. Потому что они были очень зализаны и при этом лишены настоящей информативности (еще раз подчеркну, что эти два качества мемуаров Эренбурга вытекали одно из другого и друг друга поддерживали).
 
«Прометей» Серебряковой — очень честное и очень информативное сочинение. И я не знаю ни одного художественно-биографического произведения, посвященного Карлу Марксу, которое в этом смысле может сравниться с «Прометеем» Серебряковой.
 
Более того, поскольку основные философские работы Маркса ориентированы на крайне высокий уровень компетентности, поскольку прочтение этих работ при отсутствии такой компетентности малопродуктивно, поскольку быстро стать достаточно компетентными для того, чтобы понять Маркса по-настоящему, невозможно, то я бы порекомендовал всем, кто искренне хочет понять Маркса, сначала внимательно прочесть Серебрякову.
 
Совершенно не обязательно при этом восхищаться ее художественностью. Или даже доверять всем ее мировоззренческим подходам, проталкиваемым с той яростностью, которая исключает и глубину, и объемность, и тактичность, и многое другое.
 
Для меня, не раз читавшего Серебрякову в «давние-стародавние времена» и перечитавшего ее сейчас, ясно одно: Серебрякова очень любит Маркса. Она его по-настоящему любит. А Эренбург любит только себя.
 
Кстати, я совершенно не хочу сказать, что Эренбург — великий писатель. Он более лихой и дошлый писатель, чем Серебрякова. У него хватает дошлости для того, чтобы не перебирать с пафосом, он лучше понимает запросы своей аудитории и четче, тоньше ориентируется на эти запросы. У него больше мастерства, но у него совсем нет искренности и таланта. Нет любви к тому, о чем он пишет, а значит, и желания по-настоящему разбираться в том, что описывается. Эренбург предельно холоден и расчетлив. Он понимает и учитывает все существующие ограничения. И дело тут не сводится к тому, что он должен восхвалять Сталина. Если он переберет с восхвалениями Сталина, то его не примет холеная западная публика. А Сталину он нужен только в том случае, если его эта публика принимает. Поэтому Эренбург мастерски шел всю свою жизнь по очень тонкому политическому канату.
 
Серебрякова это ему и вменяет в вину. Она ему говорит: «Ты по канату шел, а мы в лагерях сидели за свою искреннюю любовь к коммунизму, Марксу, советской Родине». А Эренбург отвечает (не напрямую, конечно): «Да такие, как ты и твои мужья, по определению не умеют по канатам ходить, а в политику лезут. А когда в политику лезут те, кто по канатам ходить не умеет, то дело кончается большой бедой. И кто же в ней виноват: я или те, кто лезет в политику, не обладая при этом необходимыми для политиков умениями и человеческими свойствами?».
 
Конечно, такой месседж Эренбург посылает не Серебряковой, а определенному кругу людей. Скажем так, первому кругу, состоящему из творцов, находившихся рядом со Сталиным. Таким, например, как Константин Симонов и другие.
 
Второму кругу, состоящему из взволнованных либеральных интеллигентских баранов своего времени, Эренбург посылает более простой месседж. Мол, рехнулась тетка умом, но она же жертва репрессий. И ей надо посочувствовать.
 
А третьему кругу (состоящему из политиков и спецслужбистов, в том числе и ориентированных на Запад) Эренбург посылает третий месседж, контрастный по отношению к двум другим: «Видите, кто и с чем возвращается из лагерей? Если их не умерить, не ввести в берега, они таких коммунистических дров наломают, что мало не покажется не только мне, но и вам всем!» В этот круг, безусловно, входят и Хрущев, и верные соратники Никиты Сергеевича, которые его вот-вот скинут...
 
Эренбург ведет тонкую игру. А Серебрякова вообще не играет. Она лепит правду-матку. Она пытается воскресить интерес думающей советской публики к Марксу и коммунизму. Она пытается убедить эту публику, предъявив ей свою абсолютную компетенцию в том, что касается жизни и деятельности Маркса. И она, конечно же, проваливается. Между прочим, не она одна.
 
Проваливается Галина Евгеньевна Николаева (настоящая фамилия — Полянская), советская писательница, лауреат Сталинской премии I степени. В 1957 году она пишет роман «Битва в пути». По этому роману в 1961 году режиссером Владимиром Басовым был снят одноименный фильм. Роман ставят на сцене многих советских театров. Николаева пытается воскресить пролетарский дух Страны Советов. В конце фильма «Битва в пути» звучит песня «Идут хозяева земли, идет рабочий класс». А по всему фильму раскиданы идеологические посылы того же типа (директор?.. да кто он такой!.. нам Ленин дал заводы и фабрики, сказал «управляйте»... мы хозяева, а не какой-то там директор...).
 
Призыв Николаевой не был услышан. Она умирает в 1963 году. Серебрякова — в 1980-м. Но после 60-х годов ее, что называется, не слышно и не видно. Пытавшегося работать в том же ключе Всеволода Анисимовича Кочетова наша интеллигенция и ее политические кураторы фактически сводят на нет. Это делается с помощью пожимания плечами: «Подумаешь, какая-то там семья Журбиных». Впрочем, с Кочетовым всё уже непросто. Наша писательская братия разбивается на две одинаково антикоммунистические партии — либеральную и русскую. И если Николаева и Серебрякова в эту затею никак не были вовлечены, то Кочетов, конечно, был вовлечен. Хотя и меньше, чем многие другие.
 
И Серебряковой, и Николаевой, и Кочетову надо было для того, чтобы их услышали, писать более откровенно, ярко, наступательно и почти скандально. А они не могли этого сделать ни в силу своего характера, ни в силу требований эпохи.
 
Я постоянно вспоминаю свой разговор с одним деятелем ЦК ВЛКСМ, произошедший еще в советские времена. Воспроизведу его еще раз, поскольку он в данном случае важен. Посмотрев наш достаточно авангардистский спектакль «Экзерсисы» и порадовавшись моим творческим успехам, данный деятель захотел в чем-то помочь нашему театру. Он был не вполне бескорыстен, потому что его просили об этом люди, которых он, в свою очередь, хотел о чем-то попросить. Но в основе его отзывчивости, конечно, всё же было то, что ему понравился наш спектакль.
 
Короче говоря, мы стали с ним в теплой компании обсуждать всё сразу, и культурную политику прежде всего. Происходило это на балконе, куда мы вышли в ожидании шашлыков. Выслушав некоторые мои прокоммунистические рассуждения, данный босс ЦК ВЛКСМ с важным видом сказал мне: «Старик, ты хорошо ставишь спектакли. Почти как Жойс (он имел в виду Джеймса Джойса, автора «Улисса», который спектаклей никогда, конечно, не ставил, но был для него символом продвинутости и нереалистичности)... Но я тебя прошу, старик, не пудри НАМ мозги с этим Марксом. МЫ — советский истеблишмент, МЫ это на дух не переносим. Вот ты думаешь, старик, что ты меня тут полностью обаял своими рассуждениями о гениальности Маркса. Но я-то — ничего, я человек откровенный. А ты в какой-нибудь цекистский или иной кабинет войдешь, так порассуждаешь, тебя похлопают по плечу, выйдешь из кабинета — тебя шлепнут, а ты даже не поймешь, за что. Всё это умерло, старик, — твой Маркс, твой коммунизм и так далее. И умерло оно неспроста, а при нашей помощи».
 
Я ответил на это, что оно не вполне умерло. Что есть еще люди, которые в это верят. Он мне сказал: «Приглядись к этим людям, старик. Они примитивные, косные, в них нет никакой политической цепкости. Они тебя не услышат и не поймут. Смирись, старик, с тем, что это всё так. И смело гляди в будущее, отбросив идеологические заморочки и сделав ставку на свой личный творческий потенциал».
 
Внутри партийной номенклатуры и околономенклатурной творческой интеллигенции уже в начале 80-х годов ХХ века благодаря работе Андропова, Суслова и многих других коммунистическая группа была самой слабой. Она была гораздо слабее антикоммунистической либеральной и антикоммунистической почвенной. Не было бы это так — не развалился бы Советский Союз. И мы бы не обсуждали на его развалинах всё сразу — и Маркса, и творчество Галины Серебряковой. Но увы, есть то, что есть. И потому надо обсуждать подробно и Маркса, и Серебрякову. И то, как одно с другим связано.
 
(Продолжение следует)
   
ИА Красная Весна — Газета Суть Времени


   

promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

  • 1
"Серебрякова писала «Прометея» не для советских мещан, конечно же, более начитанных и разборчивых, нежели мещане постсоветские".
Квинтэссенция постсоветской про коммунистической спеси. Еще в советские времена удивляло стремление советских интеллигентов корчить из себя высококультурную элиту и попутно опускать пролетариат и прочих "колхозников".

Надо же, Вы вдруг полюбили "советских мещан"? К слову "советские мещане" и "советские колхозники", а уж тем более "советский пролетариат", - это две большие разницы.

Знаете, я удивительным образом совмещаю то, ч то спесиво называли и называют советскими мещанами, пролетариатом и колхозниками.

Я был из мещан, то есть из городских жителей (исторически от слово "место"). Мещани жители города, которые начинали платить налоги и были объеденены в "черную сотню", то есть тех, кто платил налоги. Выше были граждане (=горожане) почетные мещане, которые и платили больше и пользовались привилегией представлять мещан. Так гражданином, но из черной сотни, то есть из мещан был Козьма Минин. К гражданам относились купцы (тоже из черной сотни), но они еще объединялись в гильдии.

Советское общество было сословным. Так как родители работали на заводе, но были высококвалифицированными рабочими, мама с 6 разъядом на военном заводе, а отец мастером по ремонту оборудования - они, безусловно презирались партийным руководством и советской интеллигенцией. Классическим советским пролетариатом, то есть атеистами и бездельниками они не были. Типичный средний рабочий класс.
Мы жили в частном доие. Кормили коровку и кур со свиньями и к зарплате на заводе получали то, что спесивые коммунистические учителя презрительно называли "колхозным трудом".
При этом моего отца, за мещанскую веру в Бога и крещение меня в 1968 году выгнали из преподавателей ... трудового обучения ПТУ.

Я искренне считаю, что мещанином = горожанином = квалифицированным рабочим, как и колхозником быть не зазорно.
При этом я считаю, что Кургинян абсолютно правильно написал про отношение советских мещан = квалифицированных рабочих и крестьян ("колхозников") к советской литературе, написанной партийными литературами. Ддя человека с трудовой этикой советские слащавые восхваления героев марксизма и партийной борьбы были слащавым описанием бездельников, которые под красивым лозунгом паразитирует на шее народа.
Для нас, "советских мещан", партийцы были вариантом досоветского дворянства, но без понятия о дворянской чести и долге, а советские литераторы представителями советского креаклиата послушно обслуживающего режим.
Обслуживали они с фигой в кармане. А партийцы красиво приватизировали в 90ые то, что называли "народным".

Мне кажется, мы говорим о разных вещах. Есть "мещане", а есть "мещанство" - категория, которая относится не к сословию, а к образу жизни и мысли. Мещанином в Вашем понимании действительно быть не зазорно. А вот "мещанство" как особого рода филистерство, зацикленность на элементарной бытовухе, своем мелком комфорте - это совсем другое. Мещанство, как то, что внутренне отрицает и трудовую честь, и представление о долге. И как по мне, так среди советской партноменклатуры (да и интеллигенции) этого мещанства было гораздо больше, чем у простых рабочих, крестьян, служащих. Кстати, об этом же писал Маяковский - если помните стихотворение "О дряни" - оно как раз не о мещанском сословии, а о специфическом мещанстве в партии.

Сколько много партийных штампов по поводу мещанства. Вспомнились уроке литературы. У нас преподавала парторг школы. В реальности пропагандистский симулякр: пашите за идею, нечего мечтать о потребительских благах, это же мещанссство. Тот же Маяковский воспевал рабочих, жующих протухший хлеб, но строящих город сад. Советская идиллия большого котлована. Сам же жил на широкую ногу. Не в противном мещанском браке, с детьми и женой (мещанская пошлость эти дети). Не по мещански лёг виском на дуло.
Термин "мещанство" советский идеологический таран против семейного брака, стремления к домашнему уюту, заботе о детях, добрососедскому хлебосольству... То есть тому что называется семейный очаг. Это нормально, коммунизм в России действовал в рамках западных тенденций.
Там дошли дальше вас в критике "филистерства" и прочего мещанства: теперь в моде извращенный брак (не мещанский) и бездетие.

Так в том-то и дело, что уже очень рано партийная критика мещанства в СССР начала превращаться в пропагандистский симулякр. Про Маяковского Вы, конечно, зря. Но да - рядом с ним была Лиля Брик, супермещанка (я читал ее письма и это чудовищно). А извращенный брак и бездетие - это, простите, мутант все того же мещанства, которое уже к концу ХХ века дооформилось в качестве так называемого "потребительского общества"

"которое уже к концу ХХ века дооформилось в качестве так называемого "потребительского общества""

Мещанство - это как раз культ семьи и семейного очага. Да, потребление. Но ради семьи. "Слоники в семье", семейный уют. Патриархальная семья презрительно третировалась обществом "друзей и подруг": солнышко у костра, а не у колибельки ребенка.
Из радио пели про едем за туманом и запахом тайги и клеймились мещане, которые ехали за деньгами на кооперативную квартиру.
Второй ребенок - это плодить нищету и мещанство. Цель креативного класса - это единственный ребенок, которому дают всё.
и брак, советская интеллигенция всегда породась против мещанского патриархального отношения к браку. Сколько злобных памфлетов написано против партийных органов, в которые писали покинуьые жены. Какой брак, это же мещанство.
Антимещанство, а именно борьба с браком и детьми это нынешний флаг как антимещан либеральных, с их ЛГБТ, так и антимещан левых, "Сути времени", Удальцова, Митиной и других.
В борьбе против мещанства, а в реальности против этики капитализма (которая в основе своем этика христианская) сходятся и либертарианцы и кургиняновцы.
Спросите, сколько детей у сторонников кургиняна? В 30 лет семьи нет, ему государство квартиру не обеспечило. А ведь оно обязано. В чем разница с чайд фри? В том, что они агрессивно не хотят детей ка обузы.

Что касается Маяковского. Когда он от "Если звезды зажигаются" и игры на водопроводных трубах перешел к презрению одиночек - он предал себя. Одиночка не ноль, один в поле воин. Человек не винтик, он творец, по образу и подобию Творца. Сохдавая в своей семье мир, ют, слоников и иконки, которые Ваши вожди называют "мещанством" он как Творец творит мир, мироустройство вокруг себя. Создаёт доброту. Не революцией, а любовью.
Играя в ненависть Маяковский не выдержал беззвездную муку. Ведь преодолеть её можно только пробиваясь к Богу, а не споря с фининспектором и клеймя слоников.

Все-таки я Вас разочарую (или обрадую). "Среднестатистический сторонник Кургиняна" - возраст 25-35 лет, семейный, с детьми. Более того - убежденный противник разврата и сторонник семейных ценностей (иначе не было бы РВС и борьбы с ювенальной юстицией). В этом смысле с леваками (Митина, Удальцов и т.д.) мы расходимся кардинально.

Нет ничего особо плохого в культе семьи и семейного очага. Конечно, когда все сводится только к "своей хате", которая с краю, это уже не очень хорошо. Капиталистическая этика - не предел мечтаний, внутренне очень противоречивая вещь... Но по сравнению с агрессивно навязываемыми идеями чайлдфри, извращениями и тому подобное - уж лучше было бы так.

Беда в том, что капиталистическая этика уже не работает. Капитализм ХХI века - это мутант, который уничтожает собственные основы (институты семьи, частной собственности, государства). И постмодернистское потребительское общество - это не общество "потребления для семьи", это общество пожирания, постоянного присвоения и отбрасывания. Без этики, без берегов, без запретов и правил.

Постмодернистский "конец истории" - по мне так это и есть ад на земле. И кто бы этот ад не останавливал - капиталист, сохранивший гуманизм и этику, или православный батюшка, который вырывает прихожан из оргии потребления, или просто гражданин, который хотя бы в кругу семьи создает территорию, куда не проникает это безумие - он мне друг и союзник. Не смотря на разницу политических убеждений и представлений об исторических событиях.

К сожалению, я больше вижу, как молодые мамы с детьми сутки напролет проводят в гипермаркетах со стеклянными глазами. Батюшки превращают храмы в торговые лавки и освящают отели "Хаятт". Бизнесмены, забыв про всякую "капиталистическую этику", просто рвут друг друга на части, а в свободное время купаются в таком разврате, что не снился де Саду и Батаю... Конечно, есть исключения, и их много. Но я боюсь, что одной только добротой, любовью и культом семейного очага мы страну не спасем.

Кургиняновец

Пока встречал начинающих разговаривать, а потом переходящим на лексику тыкающего быдло, ведь на Вы общаются мещане. Не так ли? О, обычно переходят к презрению моих размеров. Но как говориться, отслужи в армии, не так раздует.
Кстати, в армии кургиняновец не служил. Зачем служить Абрамовичам? (с)
Разведен или неженатое. В указанном Вами возрасте - в этом Вы правы.
Поклонник Ленина, оправдывает раскулачивание необходимостью, вопит о врале Солженицыне и этим оправдывает расстрелы 1937-38 миллион расстрелянных копекам гонения на Церковь или оправдывает неправильной позицией Церкви или вообще отрицает гонения.
Обычно креакл или офисный служащий, с сельским хозяйством или производством не связанный.

То, что это поколение между мной и моими детьми я понимаю. Те, для кого СССР - это время детсада и начальной школы. Одним из вас попади под либеральное возрение, но многие очарованы "мифом СССР" и ужасом молодости в 90х. Кукловод Кургинян красиво вам подкинул симулякр СССР 2,0 и такие как Вы, всерьез считают, что Вы лучше, чем те кто создавал СССР 1.0. Вот Вы красивые и честные построите СССР 2,0 без недостатков первого, а таких как я ... в расход. Я в курсе. Нет ничего более кровожадного, чем идеалист интеллигент. Какие только преступления не совершаются ради светлого будущего. Я пережил Перестройку, одним из активных деятелей которой был Кургинян. Он революционер и визионер, его кумиры Сованаролла и Ленин. Мои же Серафим Саровские и Лука Войно-Ясенецкий.

Возможно Вы и исключение из того что я описал, но должны же быть исключения.

Впрочем, не исключение
"я больше вижу, как молодые мамы с детьми сутки напролет проводят в гипермаркетах со стеклянными глазами. Батюшки превращают храмы в торговые лавки и освящают отели "Хаятт". Бизнесмены, забыв про всякую "капиталистическую этику", просто рвут друг друга на части, а в свободное время купаются в таком разврате, что не снился де Саду и Батаю... Конечно, есть исключения, и их много. Но я боюсь, что одной только добротой, любовью и культом семейного очага мы страну не спасем".

Сколько ненависти и презрения к своим согражданам более "низкого уровня идеологии"
Для женщины радость поход в магазин. Окситоцин. Презирать мать за то что она ищет обнову малышу или мужу?
Почему нельзя освящать "Хаятт"? Разве путешествующим не нужно благословение?
В России Церковь отделена от государства, содержание храма обязанность прихожан. Покупая свечи прихожанин всего лишь исполняет обязанность перед Богом, по обустройству место встречи общины. Вас, атеистов никто не заставляет свечки покупать. Вы же газеты тоже не даром раздаете и лагеря Ваши не бесплатны.
Кстати, я знаю других батюшек, с их болезнями и скорбями. Батюшками с их чадолюбием Россия спасается. Вы же, если придете к власти расстреливать будете, а они рожают.
Рвущие друг друга бизнесмены с диким развратом? Улыбуло. Разврат бывает. Здесь этика не срабатывает. Но в рамках адюльтеров. Для Садов и др. нужен немещанский размах. Кстати, я поработал и в частном бизнесе и до этого в академической науке. Бизнесмены по вопросу "рвать" по сравнению с наукой паиньки из института благородных девиц...

Re: Кургиняновец

Допустим, кургиняновцы - черти с рогами, которые мечатают спасти Россию путем массовых расстрелов (это далеко от истины, но допустим). А все православные - чадолюбивы и чисты, как горный хрусталь... Кстати, в Сути времени довольно много православных (я лично как раз нет). Но все-таки хотелось бы поговорить по существу большой проблемы, а не только о нас.

Я лично считаю, что потребительство - это вирус, созданный для уничтожения классического капиталистического общества (вместе с классическим мещанством, как Вы его понимаете). Для максимального отчуждения людей друг от друга, разрушения в том числе и семьи. И фраза про "одной любовью здесь не обойтись" ни в коем случае не относится к репрессивным мерам в отношении граждан. А к действиям в отношении главной болезни и погибели современного общества.

Вот как с этим быть - с детьми, которые настолько уходят в виртуальный мир, что для них даже самоубийство в реальности - это как продолжение компьютерной игры. С родителями, которые вместо того, чтобы вырывать своих детей из пасти зверя, все выходные проводят с ними в каком-нибудь ТРЦ. С храмами, которые превращают в ТРЦ (в Екатеринбурге в кафедральном соборе половину площади занимают торговые ряды, еще один храм вообще находится в одном комплексе с рестораном "Монк" и отелем "Хилтон"). И со стоящей над всем этим "элитой", дуреющей со скуки, трахающей все, что движется, и потребляющей все, от чего можно торчать. И, например, устраивающей в клубах на окраинах Москвы реальные гладиаторские бои.

В России в этом плане - пока чуть лучше, чем в Испании или Германии, но именно "чуть". И этот мрак нависает над страной. "Над страной моей родимой встала смерть" - так писал Белый в начале ХХ века. И какими катастрофами и жертвами это все тогда обернулось, и каким чудом вообще удалось сохранить страну - непостижимо. Сейчас, при всем внешнем относительном благополучии внутренне ситуация гораздо хуже.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account