Previous Entry Share Next Entry
Генерал Франсиско Миранда. Часть IV
artemijv
   
100-летие Великой Октябрьской Революции — ИА Красная Весна
   
Генерал Миранда.png
   
Дмитрий БУЯНОВ — ИА Красная Весна Для Франсиско, попавшего в подчинение к генералу Дюмурье, это время стало периодом самых больших побед. Он повергал в бегство втрое большие силы противника на границе Голландии и Бельгии — это был одним из первых успехов революционной армии. При деревне Вальми Миранда остановил бегство десятитысячной дивизии, испугавшейся отряда прусских гусар численностью в 50 тысяч человек, перегруппировал ее и так лихо пошел в атаку, что теперь уже гусары в ужасе вынуждены были отступить. Эта битва стала переломной в войне. За военные заслуги Франсиско получает звание генерал-лейтенанта, затем — маршала, титул барона и большое жалование.
 

Жирондисты высоко оценили таланты Миранды и предложили ему во главе французских войск войти во взбунтовавшуюся французскую колонию Сан-Доминго, откуда уже начать освобождение Латинской Америки. Однако самому Франсиско эта мысль пришлась не по душе: его хотели сделать карателем, подавляющим борющихся за свою свободу негров. Тем более что Франция сама находится под угрозой поражения от контрреволюционных сил, и вряд ли сможет оказывать помощь борьбе американцев.
 
Миранда отклоняет предложение — и вскоре во главе Северной армии берет Антверпен. Он приказывает посадить дерево Свободы на месте, где стоял памятник князю Альбе, жестокому наместнику испанского короля Филиппа II. Окружающим фортам присваиваются имена Руссо и других просветителей.
 
Однако успехи армии Дюмурье закончились в Голландии. После неудачной осады крепости Маастрихта революционная армия под натиском австрийцев вынуждена отступить. Успех окрылил и французских сторонников контрреволюции. Жирондисты скрывали от народа ухудшившееся положение, объявляя об успехах армии в Голландии. Когда же близкий к якобинцам Дантон раскрыл обман, Дюмурье и других офицеров обвинили в предательстве, некоторых из них даже арестовали. Жирондисты вступили в открытый конфликт с якобинцами. На вопрос Дюмурье Миранда заявил, что готов арестовать его, если так прикажет Национальный конвент — креол не хотел идти против революции. При этом Франсиско уже имел достаточный авторитет в войсках, чтобы претендовать на место генерала.
 
В середине марта в наступлении у Неервиндена войска Миранды, следуя приказу Дюмурье, наталкиваются на вдвое большие силы противника, закрепившиеся на оборонительных позициях. Сам генерал ведет атаку на противоположный фланг. Солдаты Франсиско вступили в рукопашную схватку, бились до самой ночи, но вынуждены были отступить, спасаясь от полного разгрома. Вскоре стало известно, что Дюмурье знал о расстановке противника и сознательно отправил Миранду с меньшими силами на самый укрепленный фланг. Вся эта операция была крайне сомнительной. Сам Франсиско писал Петиону, что генерал умышленно играл на руку австрийцам.
 
В итоге Дюмурье бежит к австрийцам, а Миранда отправляется в Париж, где его ждет расследование и арест. Там на него напали все революционные лидеры — Марат, Дантон, Робеспьер. Ему вспомнили и связи с Питтом, и дружбу с Елизаветой II. В конечном итоге Франсиско просто оказался на острие конфликта жирондистов и якобинцев — при том, что среди первых было много его друзей.
 
Начинается череда судебных заседаний, на каждом из которых Миранда демонстрирует спокойствие, выдержку и уверенность в своей правоте. В его поддержку раздаются голоса жирондиста Бриссо и Петиона. Наконец, Франсиско доводят до ревтрибунала — над нашим героем нависает реальная угроза гильотины. Друзья нанимают ему адвоката Шове-Легарда, который впоследствии будет защищать Марию-Антуанетту и убийцу Марата, ищут свидетелей защиты. Их усилия завершаются триумфом — обвинение на голову разбито, Миранда признается невиновным.
 
Однако репрессии против жирондистов продолжаются, и дом Франсиско регулярно навещают с обысками. Бежать он не хочет: это означало бы признать свою вину, и в случае неудачи побега — казнь. Петион, пытавшийся спастись в провинции, вынужден был скрываться в лесу, где его загрызли волки. Неопределенность заканчивается арестом Миранды, вместе с ревтрибуналом и свидетелями. Его обвиняют в попытке бегства.
 
За Франсиско вступается американский посол Джеймс Монро, будущий автор одноименной доктрины, и другие важные для якобинцев лица. Сам Миранда постоянно пишет письма в Конвент. Ситуация разрешается свержением Робеспьера и прихода к власти во Франции крупной буржуазии, сворачивающей революцию. Из всех политических заключенных Миранду освобождают в числе последних. Вероятно, своей жизнью он обязан прокурору ревтрибунала Фукье-Тинвиллю, все это время остававшемуся на своем месте.
 
Через встреченную в тюрьме жену одного из заключенных — Дельфину де Кюстен — Миранда встречается с Наполеоном Бонапартом, который напишет о нашем герое:
 
«Он — вылитый Дон Кихот, с той лишь разницей, что находится в здравом уме… В душе генерала Миранды горит священное пламя»
 
Однако Миранда уже не может оставаться во Франции. Там разворачивается борьба республиканцев и роялистов, причем к последним примыкают некоторые жирондисты. Всё чаще имя Франсиско фигурирует в слухах об очередном антиреволюционном заговоре. Летом 1796 года Франция подписывает союзный договор с Испанией, что окончательно лишает смысла пребывание Миранды в Париже.
 
Франсиско еще несколько лет будет курсировать между Лондоном и Парижем, тщетно надеясь найти поддержку своим планам. Ему шел уже пятый десяток. В Британии менялся премьер-министр, ее отношения с Испанией то накалялись, то остывали — Миранда чувствовал, что его годами водят за нос. Всё это время он занимался своей диссидентской организацией. Также Франсиско успел обзавестись семьей — молодая англичанка Сара Эндрюс, с которой он жил гражданским браком, родила ему двух сыновей.
 
Наконец, в 1805 году, на фоне обострения отношений США и Испании, Миранда отплывает в штаты к своим друзьям Уильяму Смиту и Руфусу Кингу (бывшему американскому послу в Лондоне). Они организовали его встречу с предпринимателем Самюэлем Огденом, готовым проспонсировать освободительный поход Франсиско. Миранда старается заручиться поддержкой официальных властей, встречается с президентом США Томасом Джефферсоном. Прямого обещания добиться не удалось, но американские власти высказали благосклонное отношение к инициативе Огдена.
 
2 февраля 1806 года наш герой, наконец, отправился обратно на Родину — на бриге «Леандер» (по имени сына Миранды), при сопровождении двух небольших кораблей — «Амбассадор» и «Хиндустан» — и двухсот американских и английских волонтеров. 12 марта Франсиско поднял желто-сине-красный флаг — говорят, что он был то ли навеян российским триколором, то ли и являлся им, но пожелтевшим от времени.
 
Миранда на плаву обучает волонтеров. Рядом работает печатный станок, выпускающий прокламации к американскому народу. Один из участников экспедиции рисует такой портрет революционера:
 
«У Миранды есть привычка ковырять в зубах. Он никогда не сидит спокойно. Его ноги и руки постоянно находятся в движении. После обеда он любит немного поспать, а затем гуляет вплоть до двенадцати часов ночи, когда обычно отходит ко сну. Миранда чрезвычайно воздержан в пище. Я никогда не слышал, чтобы он жаловался на голод или на качество пищи. Никогда не употребляет крепких спиртных напитков. Иногда может выпить немного вина, но чаще предпочитает подслащенную воду.
 
У него манеры истинного джентльмена, а в движениях — достоинство и грациозность. Находясь в спокойном состоянии духа, он хорошо владеет своими чувствами, держится высокомерно и сдержанно, но, когда сердится, самообладание изменяет ему. Спорит он всегда с большим раздражением, но в рассуждениях логичен и хорошо управляет своими мыслями.
   
Его знания кажутся безграничными. У него прекрасная память. Он никогда не забывает имен, названий и дат… Производит впечатление человека, прекрасно знающего языки, разные науки и литературу… Он способен со знанием дела рассуждать о современной истории и географии. Широта его взглядов поражает собеседника так же, как его честность, щедрость и любовь к родине. Но боюсь, что этот известный человек скорее похож на знатока, чем на мудреца, и теоретических знаний у него больше, чем практического таланта. Он слишком оптимистичен и самоуверен, чтобы отличать энергичное предпринимательство от дерзкой одержимости»
 
На Гаити — первой колонии, завоевавшей независимость — отряд Миранды пополнился маленькими суднами «Бахусом» и «Пчелой», а также кучкой вооруженных волонтеров. Из-за бестолковости капитана плавание сильно затягивалось, и испанцы уже сумели оповестить свои колонии о приближении неприятеля.
 
27 апреля, после 36 лет поездок и бесплодных усилий заручиться поддержкой иностранных держав, наш герой подошел к берегу Венесуэлы. Однако во время высадки на встречу войску Франсиско вышли испанские суда. После перестрелки «Леандр» с Мирандой и 120 волонтерами отступил, а мелкие корабли с экипажем в 60 человек оказались захвачены неприятелем. После этого инцидента команда и слышать не хотела об освобождении Латинской Америки, и Франсиско вынужден был повернуть к британскому острову Тринидад.
 
Пленных предали военно-полевому суду, подвергли изощренным пыткам, десятерых из них показательно казнили, а их головы развезли по городам Венесуэлы — для устрашения. Остальные отделались 10 годами каторги. Трое «преступников» оказались несовершеннолетними, и их участь должен был решить сам король Испании.
 
Миранда довел число волонтеров до 300, купил еще 2 небольших судна. Он пытался связаться с британскими властями, — но тщетно. Ему предстояла вторая попытка сойти на венесуэльский берег.
 
Ночью 3 августа «Леандр» вошел в бухту Коро. На этот раз Миранда был гораздо лучше подготовлен, и его появление застало испанцев врасплох. Обстреляв береговые батареи, Франсиско высадился около города Вела. Его гарнизон, состоявший из 600 человек, после перестрелки бежал, а за ним последовало и все мирное население. Со стороны Миранды было лишь трое раненых.
 
Однако Франсиско допустил один глобальный просчет: в эмиграции он питался информацией таких же беглецов, как он, и потому плохо представлял себе текущие венесуэльские реалии. Место, в котором он высадился, было оплотом монархистов. Местные креолы, видя скудность сил Миранды, отказались поддержать его. Простой народ верил пропаганде испанцев о том, что Франсиско — английский пират (а они действительно терроризировали прибрежные районы). 30 индейцев, присоединившихся к нему, бежали при первой же встрече с противником.
 
Миранда взял близлежащий город Коро — но положение его от этого не улучшилось. Большинство населения было насильно эвакуировано, колодцы с питьевой водой — забиты. Главное же — волонтеры были разочарованы тем, что их не встречают как героев. Командир гарнизона Коро, оправившись от первого испуга, собрал 1500 ополченцев и пошел в контрнаступление, в ходе которого сразу же взял в плен капитана «Леандра». Генерал-капитан Каракаса, тем временем, набрал 4 тысячи бойцов и также выдвинулся против Франсиско. На Миранду совершили неудачное покушение, поскольку за его голову назначили награду.
 
Франсиско, видя скудность и подавленность своих сил, приказал отступать. У берега волонтеров обуяла паника, и Миранда вынужден был снова уплыть из Венесуэлы. Вернувшись на Тринидад, Франсиско получил послание от Тэрнбулла. Оказалось, что, пока он занимался безуспешными экспедициями, британцы захватили Буэнос-Айрес и планируют дальше завоевывать испанские колонии. Причем действуют они не как освободители, а как новые захватчики. Англичанам показалось, что они могут проигнорировать «придуманную» Мирандой борьбу американцев за свободу — и просто сменить владычество испанцев на свое, более цивилизованное.
 
Однако новости из Аргентины приходили медленно, и Британии потребовалось немало времени, чтобы узнать, что жители Буэнос-Айреса подняли восстание во главе с французским офицером, сторонником независимости Сантьяго де Линьерсом. Английские силы были полностью разгромлены, спаслась только небольшая группа солдат. Последующие попытки британцев взять столицу Аргентины также окажутся тщетны — народная борьба за освобождение там уже началась.
 
Миранда почувствовал, что, несмотря на неудачу его попыток, момент освобождения почти настал. Он начинает активную переписку со всеми своими контактами в колониях, еще раз пробует сыскать поддержку в Лондоне — где, в то же самое время, осел и его старый враг Дюмурье. Франсиско тепло встретила и пресса, и политики.
 
Власти Венесуэлы же не в шутку обеспокоились появлением Миранды. Они развернули против него целый шквал пропаганды и, в конечном счете, поспособствовали закреплению за ним образа борца с испанским владычеством...
 
ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ — ПО ССЫЛКЕ
 
 

promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

  • 1
Яркая у них была жизнь

О, да! Малофеев...

это все более чем серьезно, посм. два последних материала и ссылки в них о православном терроре поклонской #проектНяша, куклы малофеева и Ко
шайка антисоветчиков в Кремле активизировалась и могут устроить нам сюрприз как раз на юбилей Великой Октябрьской...
нельзя этого допустить - нужно распространять инфу, люди должны понимать - ЧТО ПРОИСХОДИТ.


Edited at 2017-09-09 03:18 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account