Previous Entry Share Next Entry
Аналитическая передача Смысл игры 66 – текст, часть III
artemijv
   
Часть III. Будущее Новороссии
 
Сергей Кургинян: Я хотел бы вкратце, уже не на уровне обсуждения конкретных пунктов каких-то там протоколов или принятых на их основе законов, а на уровне такого концентрата методологического, концептуального изложить свою позицию по отношению к будущему Новороссии. С концептуальной, методологической точки зрения тут что главное? Главное понимать, что ты располагаешь некой системой и эта система способна действовать при определенных нагрузках. А при других нагрузках она действовать не может. Вот стол. Вы можете поставить на него стакан, и он выдержит как система. Вот вы поставили на него не стакан , а, я не знаю, оперлись на него, и он выдерживает. На него можно даже сесть, и он выдержит, вскочить, и начать на нем плясать... наверное он выдержит. Стучать кулаком по столу – безусловно выдержит. Но вы не можете на него поставить танк. Правильно? Он не выдержит, он рухнет. У него есть, как у системы, некие нагрузки, которые он выдерживает, и некие нагрузки, которые он не выдерживает, он рушится.
 
Вот всегда, когда вы действуете, важно понять, какие нагрузки-то система, которую вы имеете выдерживает? Вы посылаете человека в пекло и говорите там пробеги туда-то, схвати там то-то и сделай другое. Но если там температура, при которой он раньше сгорит, чем что-нибудь выполнит, то его надо либо одеть в скафандр, да, либо каким-то еще способом понизить температуру – но зачем его туда посылать для выполнения задания, если он сгорит раньше, чем он выполнит? Это человек, биологическая система.
 
Теперь государство. Реальное российское государство, такое как оно есть, может выдерживать определенные нагрузки и других нагрузок оно выдержать не может. Это государство не создано для холодной войны с Западом, для острой конфронтации с Западом. Оно создано для совсем других целей. Оно создано, во-первых, для того чтобы насладиться неким очень сомнительным очень проблематичным так сказать потребительским благополучием. Которое одно наверху другое как бы внизу и вот как-то там все это сочетается весьма причудливым образом.
 
А где-то это уже положение отчаянное, но и там где оно отчаянное, деревня, которая уже совсем умирает, там живет несколько семей, отчаянно плохо оживут. Тоже там какие-то элементы потребительского наслаждения существуют, да, как бы там, в виде какой-то иностранной техники аудио, которая там громко играет, в виде каких-то там тряпок. И подите это все еще отберите сразу. Тоже какое то там потребительское ущербное совсем, социально неблагополучное благополучие. Вот для этого создано это государство. Оно создано для того чтобы, ну не скажу вот только выполнять волю запада, но вести себя с ним по-доброму, мягко уступчиво, в меру упрямо по предельным вопросам. Для этого оно тоже создано. Тоже это осуществляется достаточно осторожно, но поскольку Запад – это система, боящаяся совсем каких-нибудь нагрузок, то удается что-то. Вот в Сирии очень неплохо удалось. Но оно создано для этих нагрузок, понимаете? Для этих нагрузок!
   

Это стол. На нем можно стоять, плясать, стучать по нему кулаком, можно ставить на него десять стаканов, но танк на него поставить нельзя! Хотите ставить танк? Возьмите вместо него здоровенную железобетонную глыбу и поставьте танк. На постаментах стоят танки? И ничего. Сделайте другую систему, другое государство!
     
Его надо делать. Его придется сделать. Без него все равно рано или поздно нагрузки станут запредельными, и это государство рухнет. Но его надо делать, понимаете? А потом подвергать другим нагрузкам. А не кидать нечто, эти нагрузки не способное выносить, на выполнение задач, которые связаны обязательно с этими нагрузками. Чтобы все рухнуло.
 
Если бы мы просто взяли и тупо, грубо, нагло, со всеми соответствующими атрибутами ввели войска сейчас на какую-то часть территории Украины, мы бы столкнулись с нагрузками, которые это государство выдержать не может. И поэтому этого хотели ВСЕ. Все, кто хотят краха России, хотели этого. А уж больше всего этого хотели украинские бандеровцы. Мечтали об этом, понимаете? Меч-та-ли.
 
Значит мы не могли ни "слить" протест населения Донбасса, предать его, не могли сделать этого ни из политических соображений, ни из соображений моральных и высших, ни влезть в это дело грубейшим тупым способом так, чтобы подвергнуть свое государство нагрузкам, которые оно не выдержит.
 
Нужно было искать третий путь, и его нашли. Этот путь и называется «приднестровский сценарий», сценарий Приднестровья. Сценарий донбасского, или там новороссийского, как хотите, отдельного от России, дружественного предельно России, поддерживаемого Россией государства. При этом Украина, естественно, не согласится с существованием такого государства, как не согласилась Молдавия с существованием приднестровского государства, или Азербайджан с существованием Карабаха, или Грузия с существованием Абхазии.
 
Но Абхазия, Карабах, Приднестровье и другие такие государства, тем не менее, существуют, и их формирование не привело ни к каким запредельным нагрузкам, и эти государства – Приднестровье и Абхазию – формировали вообще в условиях ельцинского государства, которое гораздо меньшие нагрузки выдерживало. И сформировали же?
 
Значит, нужен этот третий путь. По крайней мере до тех пор, пока российское государство и российское общество не будет очень мягко трансформировано, общество не перейдет на мобилизационные рельсы (пойди его еще переведи после двадцатилетия потребительства), а государство станет способным вот к этой холодной войне, к острой конфронтации, изменив элиты (я позже об этом скажу), и сделав эти элиты, так сказать, безразличными к тем вызовам Запада, которые называются шантажом, по поводу запрета въезда и бог знает еще чего, там закрытия счетов. Вот не должно быть уязвимости ко всему этому. И ментально должна быть неуязвимость. Не может быть такого, что «Ах, боже мой, Запад – это свет в моем окошке, я без него вообще жить не могу, его ценности боготворю, и теперь с ними приходится бороться». Всего этого не должно быть – ни в элите, ни в обществе. И потребительства этого, которое справедливо называют потреблятством, тоже не должно быть.
 
Ротация элит. Новая политическая конструкция государства и трансформация общества в сторону мобилизации, отвержение хотя бы самых грубых потребительских соблазнов. Не затягивать пояса, но хоть сколько-то, трансформироваться в сторону вот этого мобилизационного единого существования, которое в Советском Союзе в эпоху Великой Отечественной войны было, а в Российской Империи в эпоху Первой мировой не было. Как говорят в таких случаях – почувствуйте разницу. Она-то всё и определила.
 
Нам нужна Победа. Победа Новороссии, победа России. Нам не нужна война, в которую нас втянут и которая кончится нашим поражением. Как кончилось поражением Русско-Японская война и как кончилась поражением Первая мировая. И тут, конечно, существуют две силы. Одна сила, которая говорит "ой-ёй-ёй, только не воюйте, только не воюйте, потому что мы… связаны тесными узами с теми западными или неважно какими еще системами, которые вы хотите атаковать". Или: "мы так сильно коррумпированы" и т.д., (в Японии это особенно было ярко, что мы не готовы к нормальной войне, мы всё время будем работать "и нашим – и вашим") и т.д.
 
Модернизация позволяющая действительно предъявить врагу ту технику, которая победит и использовать эту технику нужным образом, армия с растущим духом, общество, тыл, всё прочее… Угол зрения – если речь идет о холодной войне, вряд ли мы хотим горячей войны с всем Западом, неизбежно ядерной... Вот это всё нужно медленно создавать. А пока этого нет, нужно действовать сообразно тем нагрузкам, которые данное государство может выдержать. Не надо подвергать его избыточным для него нагрузкам, потому что тогда оно рухнет.
 
И нельзя всё время апеллировать к опыту 1905-го года, опыту 1917 года и не понимать этой элементарной истины! С одной стороны – силы, которые не дают выйти из войны или не войти в неё, а с другой – силы, которые не дают её выиграть. И обе силы действуют вместе, иногда, между прочим, они связаны воедино загадочным образом. Никакого отношения к большевикам они не имеют, большевики на тот момент – карликовая структура. Эти силы находятся в элите Российской Империи, дворцовой аристократии – повсюду.
 
Так вот, то что мы всё время предлагаем – это извлечь максимум из того, что может победительно сделать это несовершенное государство, и это несовершенное общество, а также мягко трансформировать несовершенное государство и несовершенное общество в сторону более совершенного общества и государства, способного выдерживать большие нагрузки потому что всё равно враг начнет нас подвергать этим нагрузкам. Нам всё равно придется это сделать, это нельзя сделать в одночасье!
 
Мы уходим в сторону Востока? Прекрасно! Но мы не можем уйти туда в одну минуту. ШОС –это замечательно, но мы не можем в миг единый преодолеть противоречия между Индией и Пакистаном. Между Индией и Китаем. Между Турцией и Ираном. Мы не готовы сейчас формировать этот альтернативный блок в полном объеме. Потому что там у этих мощных достаточно государств – Китая, Индии и т.д. свои интересы, свои ограничения, своё представление о темпе развития процесса. Китайцы вообще никогда никуда не торопятся. И неизвестно в итоге как поведет себя Индия. Захочет ли она вкусить от возможности конкуренции с Китаем, (она – третья страна, Америка – первая, а Китай – вторая) или она всё-таки не пойдет этим путем? Вроде бы она не очень хочет идти этим путем, но кто знает – тут любая торопливость приводит к тому, что всё рушится. И есть огромные внутренние противоречия даже в этой конструкции.
 
Значит, ее надо строить? Надо. Экономику туда, на Восток, надо переводить? Надо. У этого есть определенные сроки? Есть. А самое-то главное не в этом. И даже не в том, что военно-промышленный комплекс тоже можно наращивать в определенном темпе. Вот закладываем новые подводные лодки, корабли, делаем новое оружие. Ну, мы не можем его делать по принципу: закрыл глаза – и оно уже есть? Масса проблем.
 
Но и это не самое главное. Самое главное – общество и элита, идеология, работа средств массовой информации – все это должно медленно трансформироваться, для того чтобы мы выдерживали бОльшие нагрузки. А пока страна может выдерживать определенные нагрузки – приднестровский сценарий для Новороссии (или Донбасса) является оптимальным. И в пределах этого сценария можно добиться безумно многого. Бояться того, что там будет какая-нибудь конфедерация и мы потеряем это как часть своей территории (конфедерация в пределах Украины), совершенно не стоит, потому что никогда конституцию Украины в эту сторону не сдвинут. Как только возникнет конфедеративное устройство Новороссии – возникнет конфедеративное устройство Западной Украины. А потом все потребуют себе это. И всем это придется дать. И не та сейчас элита на Украине, чтобы на это пойти. Элита обезумела от русофобии и подчинила русофобии существенную часть украинского общества.
 
Если есть этот особый статус, это всё время вот такой серый вариант прекращения прямой конфронтации, а потом все предуготовляются к новой фазе – и снова конфронтация. И потом снова какой-то серый вариант – и снова конфронтация. Так и живем в разных точках земного шара: в Карабахе, в Приднестровье, в Абхазии и так далее. Противник силы накапливает, для того чтобы перейти в новое наступление. Как бы те части, которые этого противника отбивают, тоже накапливают силы и дают отпор. Возникает такая вот цикличность: отпор – стабилизация, отпор – стабилизация, отпор – стабилизация. Плохо? Да. Несовершенная конструкция? Несовершенная. Но этот сценарий можно реализовать в пределах государства. А вот этот сценарий как бы кавалерийского наскока, наступления, отрывания кусков, разрывания всего на свете – его реализовать с этой Россией, которая есть, нельзя. Она рухнет. Возникнут слишком большие нагрузки по части, так сказать, сокращения потребительских ожиданий. Элита все равно останется та, которая есть. А это не может быть сообразно связано с повышением нагрузок на общество: одни кормят вшей в окопах, а другие на рысаках катаются, так сказать, или на роллс-ройсах. Так не живут в условиях мобилизации.
 
Элита слишком сильно будет все равно облизываться на Запад. Идеология, информация и все остальное будут оставаться вот в этом каком-то межеумочном состоянии, в котором они не могут обосновать для населения, почему так надо жить, почему так надо сражаться, за что сражаться. Все это предстоит сделать. И это можно сделать мягко. В эту сторону все будет сдвигаться, но пока все это не сделано, избыточным нагрузкам подвергать Россию нельзя.
 
Кроме того, по-настоящему реализованный приднестровский сценарий для Донбасса создает и большую армию Донбасса. Где армия-то в 70, 80, 100 тысяч людей, которая действительно может как народно-освободительная армия Украины наступать и входить в Киев. И мы должны в плоть облекать все эти слова «на Киев, на Львов», которые без этого становятся абсолютно пустой риторикой. Кто пойдет на Киев и на Львов? Кто? Честь и слава героическим ополченцам! Сколько их? Вы-то знаете! На что они реально способны? Что бы было, если бы не была введена вот эта новая сила? Так она должна туда идти, да?
 
Сестры-черногорки хотели, чтобы Россия истекала кровью и, так сказать, засеивала поля сражений трупами ради Черногории, да? А теперь надо вот таким же вот бездумным способом поступить по отношению к Донбассу? Зачем? Реализуем приднестровский сценарий: разворачиваем там более высокую степень мобилизованности, создаем там более благой образ жизни, убеждаем населению других частей Украины, что это есть наилучшее. Создаем там большую армию, настоящую политическую систему, настоящую идеологию и информацию.
 
Уже зимой Украине предстоят тяжелейшие экономические испытания. И поскольку это не братская нам Украина, а Украина, управляемая бандеровской хунтой, то эти испытания пусть обрушатся. «Вам хочется песен? Их есть у меня». Как только эта победа возникает – она вдохновляет сопредельные регионы. И там можно управлять общественными тенденциями. Дальше враг все равно обрушится, и надо давать ему сокрушительный отпор, и подымать новые регионы на этот отпор. Это многотактная схема. Комплексная и многотактная. Вы хотите в один такт и грубой силой сделать это. А это невозможно. Просто Россию погубим, спалим и ничего не сделаем.
 
И, наконец, как это все должно быть? Ну объясните, как это должно быть в XXI веке, в этом мире и так далее? Вошли на территорию. Если там настроения, так сказать, против нас, мы их должны подавлять? Как? Воскрешаем Лаврентия Павловича Берию? Создаем такое, гипержесткое, диктаторское государство? При этой элите? При этом обществе? При всем остальном? Переходим на аскетические формы существования? Ну не надо, не надо это все осуществлять по принципу «что нам стоит дом построить: нарисуем - будем жить». Да? Нарисовать легко. Делать надо. Делать. Медленно, терпеливо, осторожно. И ни в коем случае не потеряв ту Россию, которая есть.
 
Да, будут люди, которые из своих корыстных интересов – и тут они все едины: что ваш Малафеев и как бы его партнер Юрьев, которые, так сказать, влезли в эти украинские бумаги, облигации, и им нужно, поскольку они их скупали по низкой цене, продавать их по более высокой; что какие-нибудь там либеральные олигархи, что олигархи центристские, любые, – будут выторговывать что-то для себя. А мы должны заставить их забыть об этом «для себя» и сделать максимум, извлечь максимум для Новороссии (или Донбасса). Придать законный статус всем существующим нашим силовым возможностям. Усовершенствовать силовые возможности. Подкрепить их политически. Извлечь новые возможности. И после этого такта начать новый такт.
 
Поймите! Это реальный процесс. У нас одна Россия. Не надо дурью маяться. Не надо пытаться извлечь из себя какие-то риторические блажные псевдовыгоды, разрушая консолидацию по поводу того, как мы боремся с Украиной. Не надо как бы создавать в виде противников тех, которые так же хотят бороться с бандеровской Украиной, как и вы. Не надо подменять реальную борьбу театром на тему о борьбе. Потому что, как только эта подмена происходит, как только все это начинает напоминать разговоры в курилках и всякую дешевую болтовню, мы дробим ряды тех, кто хочет бороться, мы не можем добиться настоящей победы, мы не видим, где настоящие изъяны. И все это, так сказать, ради чего? Ради того, чтобы сделать хорошую мину при плохой игре? Так нельзя. Россия этого не простит. Понимаете? Есть люди, которые могут заставить свою совесть замолчать. Но она же у них есть. Они же люди. Это гностики говорят, что есть там пневматики, психики, хилики и что хилики – это не люди. Мы же так не считаем?!
 
Для нас все, с кем мы сейчас разговариваем, это люди. Может, обезумевшие. Не знаю, отупевшие или, так сказать, впавшие в ложный азарт войны с псевдоврагами. Но ведь люди. Пробудите совесть! Мы на пороге огромных испытаний для России. Нельзя, восклицая о том, что нельзя допустить 1905 и 1917 год, делать ровно то, что делали элиты, которые это все допустили. Нельзя второй раз наступать на те же грабли. Как нельзя и на Ленина ссылаться, что поражение в войне приведет к революции и всему прочему. Другая была ситуация, другое общество. Другой международный контекст. Начнет только это рушиться – и тут же, так сказать, натовская авиация над рушащейся Россией. Не будет никакой там революции. Будет бардак и наведение оккупационного порядка силами НАТО. Все!
 
Понимаете, что ситуация безумно сложная? Хотите жить в реальности? Чувствуйте свою какую-то ответственность за Россию, за что-то!.. Хоть что-то любите?! Ну поймите же, что так, как вы поступаете сейчас, покрывая реальную ситуацию какими-то идиотскими воплями о войне до победного конца и о всем прочем, нельзя так поступать, если не хочешь майдана! По-настоящему, нельзя. Это путь к майдану в России. Это путь к срыву резьбы. Это путь к перенапряжению того, что так перенапрягаться не может. Давайте создадим то, что сможет так напрягаться! У нас еще есть два-три года на это. И оно уже начинает формироваться. И что же? В угоду уже совсем дешевому политиканству, совсем мелким целям, вы все это, что может сформироваться, растаптываете? И вот, как всадники без головы, несетесь, не известно куда, и пытаетесь волочь за собой общество и еще говорите об антимайданных тенденциях?
   
>>> Следующая часть: Антимайданные тенденции
 
 

 

promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

?

Log in