Previous Entry Share Next Entry
Смерть украинской экономики (продолжение)
artemijv
     
Практически все нынешние "сочувствующие" Украине из числа европейских стран потеряют к ней всякий интерес, кроме заинтересованности в остановке потока нелегальных мигрантов и подавлении у себя под боком военно-политических эксцессов
   
Что происходит в украинской экономике. Часть II
     

     
Юрий БЯЛЫЙ
 
Газета "Суть Времени", № 97 от 24 сентября 2014 г.,
статья из раздела Экономическая война
   
   
<<< предыдущая часть
     
Как мы уже установили, экономическая ситуация на Украине более чем аховая.
 
Пока единственное основание для оптимизма — то, что Украина, похоже, себя в состоянии прокормить. Так, министр аграрной политики и продовольствия Украины Игорь Швайка 24 сентября заявил, что Украина в 2014 г. соберет около 60 млн тонн зерна — всего на 3 млн тонн меньше, чем в рекордном прошлом году. Учитывая, что из прошлогоднего урожая Украина не менее 6 млн тонн экспортировала, нынешнего урожая (если его действительно сумеют полностью собрать) на прокорм сократившегося населения хватит.
 
А вот с обогревом и энергией на промышленные и прочие нужды ситуация гораздо хуже.
 
   
Главная проблема — газ
 
После начала «майданной революции» осенью 2013 г. Украина перестала оплачивать импорт (тогда еще дешевого, по $268 за тыс. куб. м) российского газа. А после победы этой самой «революции» вдобавок лишилась сразу двух российских скидок на контрактную цену украинского газового импорта. И той, о которой договорились В. Путин и В. Янукович осенью 2013 г. после отказа Украины от создания Зоны свободной торговли с ЕС, и той, которая была дана Украине по Харьковским соглашениям 2010 г. в качестве компенсации за российскую базу Черноморского флота в Севастополе. В результате цена газа для Киева поднялась до $485 за тыс. куб. м.
 
Тогда Украина вообще платить за газ перестала, требуя от «Газпрома» вернуться к цене $268. И одновременно лихо забирала газ для своего снабжения и закачки в подземные хранилища (ПХГ). И одновременно требовала от «Газпрома» повысить плату за транзит российского газа в Европу по украинской территории.
 
В ответ «Газпром» перечислил Киеву предоплату за европейский газовый транзит до конца 2014 г., а затем, в середине июня, объявил, что отныне будет поставлять газ Украине только на условиях выплаты долга и дальнейшей предоплаты продаваемых объемов. Иными словами, «утром деньги — вечером газ».
 
А заодно «Газпром» заявил об отказе от использования украинских ПХГ при аккумулировании «резервного» газа для так называемых пиковых поставок в Европу. И начал активно заполнять для этих целей ПХГ на российской территории, а также арендованные объемы ПХГ на территории европейских стран.
 
После этого «Газпром» подал в международный арбитраж иск против Киева с обвинением в отказе от выплаты долга, а Киев — встречный иск к «Газпрому» с обвинением в требовании платить завышенную «нерыночную» цену за экспортируемый газ.
 
Между тем, долг перед «Газпромом» у Киева накопился огромный. Не оплачено более 11 млрд куб. м поставленного газа. По максимуму (с учетом обязательства «бери или плати», которое Киев не выполнял, отбирая гораздо меньше газа, чем оговорено в контракте) это около $11 млрд. По минимуму (если не учитывать требование «бери или плати») — $5,3 млрд. Причем Еврокомиссия (которая в этом конфликте полностью на стороне Киева) признает, что даже если считать поставки по минимальной «киевской» цене, бесспорный долг Украины «Газпрому» — не меньше $3,1 млрд.
 
Могут спросить: при чем здесь Еврокомиссия? Да при том, что у ЕС уже накоплен печальный опыт: когда у Киева проблемы с газом, он начинает беззастенчиво воровать из транзитных магистралей европейский газ, обвиняя в срыве поставок в ЕС Москву и «Газпром». В Европе понимают, что в нынешней ситуации такой сценарий более чем вероятен, и пытаются разрешить российско-украинский конфликт, чтобы спасти от зимних «газовых эксцессов» население стран ЕС.
 

Несколько раундов переговоров между «Газпромом» и украинским «Нафтогазом», проведенных при участии еврокомиссара по энергетике Гюнтера Эттингера, пока не привели к решению проблемы, хотя позиции сторон как бы сблизились. Россия готова до разрешения спора в арбитраже поставлять газ Украине по цене $385 за тыс. куб. м, но только на условиях предоплаты. Украина готова согласиться на $320 летом и $380 зимой, либо на спотовую (текущую) цену на газовых хабах (центрах распределения) в Европе за вычетом стоимости транзита.
 
Однако для «Газпрома» предложения Украины неприемлемы, поскольку это будет означать создание вредного для российской газовой монополии прецедента. Ведь тут же аналогичных ценовых условий наверняка потребуют многие европейские (и даже не только европейские) покупатели российского газа. И начнет рушиться вся система выстроенных «Газпромом» за много лет долгосрочных экспортных контрактов.
 
Отметим, что такую систему контрактов придумал вовсе не «зловредный «Газпром», а Норвегия, которая первой открыла крупные запасы газа в Северном море и начала его массированные поставки в Европу. Причина очень простая и понятная: именно долгосрочные контракты означают гарантированный спрос на газ на многие годы вперед. И, значит, позволяют без особых рисков вкладывать огромные деньги в проекты на новых месторождениях с большими сроками окупаемости.
 
Здесь следует оговорить, что «газовые» конфликты «Газпрома» с Украиной начались не сейчас. Такие конфликты возникали уже после победы первой «оранжевой революции» Ющенко, почти десять лет назад. Ответом на них стало создание Россией экспортной трубопроводной системы «Северный поток» по дну Балтики в Германию, минующей все «проблемные» транзитные страны. В результате российский газовый транзит в Европу через Украину, который до тех пор был воистину главным (в среднем 120 млрд куб. м в год), сократился до 85 млрд куб м. Соответственно, сократились как зависимость «Газпрома» от малопредсказуемого своеволия Киева, так и доходы Украины от транзита, а также от хранения «пикового» транзитного газа.
 
Причем «Северный поток» еще не работает на полную мощность. Один из его европейских магистральных отводов, ОPAL, создание которого было разрешено по условиям так называемого второго энергопакета газовой директивы ЕС, затем был решением Еврокомиссии (причем «задним числом») исключен из совокупности прав использования «Газпромом» при принятии «третьего энергопакета».
 
Теперь же речь идет о строительстве (уже начатом) второго гигантского магистрального газопровода, обходящего Украину, — «Южного потока». Который должен пройти по дну Черного моря в Болгарию, а затем через Сербию и Венгрию дойти до крупнейшего европейского газового хаба в австрийском Тиргартене.
 
Понятно, что успех создания «Южного потока» проектной мощностью 63 млрд куб. м в год не оставит почти ничего (или вообще ничего, если заработает на полную мощность «Северный поток») от газового транзита через Украину.
 
8 сентября П. Порошенко подписал принятый Радой по инициативе премьера А. Яценюка (после многих лет заклинаний о недопустимости «распродажи национального газового достояния»!) закон о создании единого международного оператора для эксплуатации национальной газотранспортной системы — ГТС, включая систему ПХГ. По этому закону зарубежные инвесторы (только корпорации-операторы рынка газа из США и стран ЕС, но ни в коем случае не из России) могут получить в будущем «едином операторе» до 49 % собственности.
 
Зондажи зарубежных инвесторов, желающих купить украинскую ГТС, Яценюк ведет с мая, но пока претендентов нет. А если будет построен «Южный поток», то такие инвесторы гарантированно не появятся.
 
Но это для Киева вопрос не только экономический. Тогда практически все нынешние «сочувствующие» Украине из числа европейских стран потеряют к ней всякий интерес, кроме заинтересованности в остановке потока нелегальных мигрантов и подавлении у себя под боком любых военно-политических эксцессов. А для этого вполне хватит погранслужб и существующей структуры сил НАТО. И тогда никакой экономической помощи (ни даровой, ни даже кредитной) от Европы Киеву ждать не стоит.
 
   
Международный контекст газового конфликта Киева и Москвы
 
По указанным выше причинам вопросы «Южного» и «Северного» потоков регулярно становятся одной из самых острых официальных и неофициальных переговорных тем не только в Брюсселе, но и в Вашингтоне и во многих европейских столицах.
 
Причем «расклад сил» в этих переговорах уже достаточно ясен.
 
По ряду сообщений, украинские представители уже давно фактически шантажируют европейцев. Шантажируют тем, что в случае уступок России по обеим «потокам» и при отсутствии европейской поддержки соглашений с «Газпромом» по «украинской» цене газа — Украина вскоре будет вынуждена начать отбирать (воровать) транзитный европейский газ. И в случае холодной зимы европейцы начнут просто мерзнуть.
 
Однозначно поддерживает эту позицию Польша. В Варшаве не только очень не любят Москву, но и понимают, что при вполне возможном сокращении потребления Европой российского газа — польские транзитные магистрали газопровода «Ямал-Европа» (Россия — Белоруссия — Польша — Германия) также могут вскоре оказаться пустыми. В том же русле действуют и новые «евродемократы» из стран Прибалтики.
 
Довольно активно поддерживает такую же позицию Испания — обладатель львиной доли европейских морских терминалов по приему сжиженного природного газа, СПГ. Мадрид рассчитывает на то, что замещение части импорта российского трубопроводного газа поставками СПГ (из Катара, Алжира, США, откуда угодно) свяжет Испанию новыми магистральными трубами с Северной Европой и существенно поправит дела в кризисной испанской экономике.
 
Возглавляют эту «проукраинскую европейскую коалицию», конечно же, США. Именно под давлением США Украина много раз срывает газовые переговоры с Россией, отказываясь от вроде бы уже согласованных в присутствии еврокомиссара условий возобновления российских газовых поставок. Именно под давлением США делают вид, что откажутся от «Южного потока» Болгария, Сербия и Венгрия. Именно под давлением США ЕС принимает двусмысленные решения о новых требованиях к «Газпрому» по части возможной легализации «Южного потока», неприемлемые для российской стороны.
 
Впрочем, перипетии «газовой войны» против России — это отдельная тема. В том же, что касается Украины, в последние недели она осознала, что ее «переговорная игра» слишком затянулась. Если до начала сентября Киев надеялся «победно завершить» свою «Антитеррористическую операцию» в Донбассе и быстро начать восполнять энергодефициты донецким углем, то теперь, после провала АТО, решения нужно принимать срочно. Срочно еще и потому, что проваливаются расчеты Киева на получение больших объемов российского газа из Европы по так называемому «возвратному реверсу».
 
Польша, Венгрия и Словакия (опять-таки, под давлением США) действительно наладили такой реверс — несмотря на возражения «Газпрома», поскольку такая перепродажа газа не прописана в контрактах. И в начале сентября Словакия поставляла Украине 17 млн куб. м газа в сутки, Венгрия — 16 млн, Польша — 4 млн.
 
Однако с 10 сентября «Газпром» снизил поставки газа Польше, Словакии и Венгрии до минимального контрактного объема. И объяснил, что, ввиду неопределенности с надежностью поставок газа через Украину, он вынужден закачивать резервные объемы газа в собственные ПХГ. В результате Польша (частично) и Венгрия (полностью) остановили свои реверсные поставки Украине.
 
И тогда Киев задумался всерьез. Победные рапорты Яценюка о том, что Украина подготовилась к холодам, накопив в своих ПХГ почти 17 млрд куб. м газа, достаточные для благополучного прохождения зимы, — блеф. Остаточный (буферный, то есть неизвлекаемый) объем газа в ПХГ Украины — 6 млрд куб. м. А еще ведь газ нужен и для того, чтобы поддерживать необходимое давление в транзитных трубах и питать газоперекачивающие агрегаты.
 
На встрече с президентом В. Путиным 17 сентября глава «Газпрома» А. Миллер подчеркнул, что корпорация ни на шаг не отступает от исполнения своих контрактов, но не будет поставлять дополнительные объемы газа в Европу, поскольку этот дополнительный газ незаконно реэкспортируется на Украину. А 26 сентября Миллер заявил, что Украине для благополучного прохождения зимы требуется еще минимум 7,5 млрд куб. м газа.
 
В Киеве и Брюсселе отреагировали незамедлительно, включившись в очередной раунд переговоров с «Газпромом». И 26 сентября еврокомиссар Г. Эттингер объявил о достигнутом соглашении. Украина в ближайшее время должна выплатить Газпрому часть своего долга в объеме $2 млрд, а также провести предоплату за поставки газа до 31 декабря в объеме 5 млрд куб. м. по цене $385 за тыс. куб. м (общей стоимостью $1,1 млрд). Соглашение должно быть сформулировано до 1 октября и утверждено официальным документом с гарантийными обязательствами Евросоюза до 3 октября.
 
Но уже 27 сентября представители Украины (эксперты сообщают, что «после консультаций с американцами») объявили свое понимание соглашения — строго «перпендикулярное» объявленному Эттингером и не предполагающее никакой предоплаты поставок газа. «Газпром» заявил, что без предоплаты никаких поставок не начнет. А в Европе начались панические разговоры о том, что скоро Украина неизбежно начнет воровать транзитный газ...
 
На днях Яценюк заявлял, что деньги на оплату газа зарезервированы из полученного транша МВФ. Но, даже если оставить в стороне американский диктат и русофобию хунты, деньги Киеву, похоже, взять негде до получения (если дадут) новых кредитов от МВФ и ЕС. Поскольку всё, что выдали ранее — уже потратили и распределили — на АТО, на закупки вооружений для армии и «нацгвардии», на социалку, на субсидии (кому нельзя не дать) и т. д.
 
Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев стонет, что у него денег нет совсем. Как он заявил на заседании Кабмина 23 сентября, общий долг потребителей перед компанией дорос до 40 млрд гривен (почти $3 млрд). И к тому же из-за девальвации гривны ее конвертация в доллары «съест» еще 9 млрд гривен (почти $670 млн).
 
Но и без газа деваться некуда. Останавливаются заводы газохимии, производящие удобрения на экспорт, и часть металлургических производств. А еще есть теплоэлектростанции, которые работают только на газе. А еще нельзя, все-таки, совсем «отрезать» газ населению.
 
24 сентября замглавы «Нафтогаза» А. Тодийчук объявил, что не исключено решение правительства о повышении цен на газ до единого уровня для всех промышленных и бытовых потребителей (то есть для населения это будет означать рост цен в 4 раза). И что якобы, по социологическим данным, патриотичное большинство граждан Украины готово такую цену платить. Однако массовые реакции на это заявление Тодийчука показывают, что, похоже, опрашивали не те социологи, и не так, и не тех граждан.
 
   
А что с другими отраслями энергетики?
 
Но что мы всё о газе. Есть ведь на Украине и уголь, и ГЭС, и АЭС.
 
С углем дело тоже плохо. Прежде всего, из-за катастрофических разрушений в Донбассе. Как сообщил на днях замминистра энергетики и угольной промышленности Украины Ю. Зюков, из 95 государственных шахт Донбасса устойчиво работают только 24. При этом «13 шахт полностью уничтожены, среди них есть такие, которые добывали более 1 млн тонн угля в год». Но и многие другие шахты в таком состоянии, что восстановить их работоспособность быстро не удастся. А главное, пока что о поставках угля киевской власти из занятых ополчением районов Донбасса и речи нет — идет война.
 
Но уголь — ключевое топливо для украинской электрогенерации. Ядерные станции, которые обеспечивают половину энергопотребления в стране, работают вблизи безопасного максимума генерации, ГЭС — практически на максимуме, который допускает заполнение водохранилищ. ТЭС на угле и отчасти на газе вырабатывают около трети электроэнергии национальной энергосистемы (6 гигаватт из 20), и они же обеспечивают маневренный резерв мощности для пиковых (суточных и сезонных) нагрузок.
 
Так что угля для электрогенерации требуется много. А еще есть потребление высокосортного угля в металлургии. И лишить угля сотни тысяч домохозяйств с печным отоплением тоже нельзя — тут никаких дров в большинстве регионов Украины, почти полностью лишенных лесов, не напасешься.
 
Типовые уровни потребления угля на Украине в последние годы — от 5 до 6,5 млн тонн в месяц. Эксперты утверждают, что «если очень поджаться», то можно обойтись 4 млн тонн. Однако и их нет. Есть — по добыче — всего около 3 млн тонн в месяц. В начале сентября чиновники Минэнерго осторожно сообщили, что запасы угла на ТЭС приближаются к 2 млн тонн, и что, с учетом темпов подвоза угля, этих запасов хватит в лучшем случае на 3–4 недели. И тогда же в Киеве заговорили, что уголь придется импортировать.
 
Первый контракт на 1 млн тонн угля был заключен с ЮАР еще в августе, о чем торжественно поведал на заседании Кабмина премьер А. Яценюк. Но затем в Кабмине — и в Минфине — начали считать. И поняли, что на этот уголь — «золотой» по цене — во-первых, нет денег. И, во-вторых, что нужные для энергетики объемы угольного импорта через порт Южный вблизи Одессы принять невозможно (здесь портовые мощности всего на 400 тыс. тонн в месяц, а импортировать нужно минимум 1 млн тонн в месяц). Ввозить уголь через Мариуполь, который почти в осаде из-за АТО, тоже нельзя.
 
Тогда было объявлено, что уголь Украина будет импортировать из России. Мол, Россия вряд ли откажет, и цена на российский уголь на мировом рынке умеренная, и возить можно близко и дешево по железной дороге. А если насчет угля с Россией договориться не получится — единственным выходом остается уговорить Москву на импорт Украиной недостающих объемов российской электроэнергии.
 
Но ситуация с ТЭС на Украине сложилась уже почти катастрофическая. Славянская и Углегорская ТЭС остановлены из-за военных разрушений. Луганская ТЭС заминирована и вряд ли в близкой перспективе начнет работать на полную мощность. Зуевская и Кураховская ТЭС уже совсем близко к зоне боевых действий, на их территорию не раз падали ракеты и снаряды. В конце августа была остановлена харьковская ТЭЦ-6, в середине сентября — крупнейшая Змиевская ТЭС в той же Харьковской области. А на ряде других ТЭС, включая крупные Криворожскую и Трипольскую, остаются совсем крохотные запасы угля, и их пополнение практически не идет.
 
Катастрофичность этой ситуации не только в том, что киевское правительство боится оставить страну без электричества. Дело в том, что в случае критических перегрузок энергосистемы автоматика электростанций сразу начнет отключать от системы генераторы. И будет так называемый «блэкаут» с полной остановкой энергосистемы. То есть с остановкой «всего электропотребляющего» и с замиранием всей «цивилизованной» жизни. И с соответствующими технологическими (остановка поездов на железных дорогах и подъемников с шахтерами на глубинах сотни метров), гуманитарными (прекращение работы систем жизнеобеспечения в больницах) и социальными последствиями.
 
Причем блэкаут страшен Украине не только из-за указанных последствий. Ведь после него энергосистему нужно запустить заново. А как запустить? Только подавать в нее, наращивая объемы, большое количество энергии извне и поочередно запускать в работу генераторы собственных электростанций.
 
Откуда извне? Европа здесь не помощник, потому что там другие параметры системы. Остается, опять-таки, только Россия с такими же параметрами энергосистемы, как на Украине (ведь строили в советскую эпоху вместе). Если, конечно, Россия согласится и не потребует за это каких-нибудь особых условий...
 
То есть, решения насущных энергетических проблем Украины «со всех сторон» сходятся к одному вопросу: захочет ли спасать Россия? И почем?..
 
Правда, вездесущий премьер Яценюк вновь решил уповать на американцев. В августе он сообщил, что на перспективу энергетические проблемы Украины будут решаться за счет атомной генерации. И что, якобы, до конца года будет заключен контракт на строительство на Украине еще двух современных ядерных энергоблоков.
 
Корреспонденты ринулись с уточняющими вопросами к единственному «не российскому» ядерному партнеру Украины, американо-японской корпорации «Вестингауз Электрик», с которой Киев недавно заключил соглашение о поставках части топлива для украинских АЭС. Однако глава «Вестингауз» г-н Дэнни Родерик изумленно сообщил, что никаких конкретных обсуждений этой темы, кроме упоминания о возможности такого контракта для Украины, не велось и не ведется. А поскольку подобные контракты обсуждаются и готовятся минимум несколько лет, то энтузиазм Яценюка и эксперты, и пресса сочли малообоснованным и неуместным.
 
Пока же на Украине налицо острейшая нехватка энергии. И традиционные меры ее «экономии» — веерные отключения потребителей. Как сообщают наши украинские респонденты, такие отключения становятся нормой в Киевской, Харьковской, Полтавской, Сумской, Черкасской областях и даже в столичном Киеве. Утверждается, что планы-графики веерных отключений уже разработаны и утверждены практически для всех украинских облэнерго.
 
А заодно наши украинские респонденты всё чаще говорят, что горячая вода в городских кранах становится редкостью. А высокие чиновники и многочисленные эксперты с украинских телеэкранов всё чаще призывают своих «свидомых» сограждан осознать, что энергетическая ситуация в державе очень тяжелая из-за российской империалистической агрессии. И потому, мол, им нужно самостоятельно думать, как согреть себя и семью в холодные зимние ночи.
     
>>> ... следующая часть
 

СВ
   

promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

  • 1
ну и как читать на таком фоне, ничо непонял...

  • 1
?

Log in