Previous Entry Share Next Entry
Командир Востока «Майор» об отряде «Суть времени» и бое 17 января
artemijv

     
Командир бригады «Восток», «Майор», об отряде «Суть времени» и бое 17 января. ТВ СВ-ДНР Выпуск 334
   
Корр.: Товарищ командир! 17 января этого года при отражении атаки фашистов в аэропорту погибли наши товарищи – бойцы бригады «Восток», бойцы 3-го батальона, бойцы отряда «СВ», члены сообщества «Суть времени». Расскажите, пожалуйста, об обстоятельствах боя. Как это произошло?
   
«Майор», командир бригады «Восток»: Я начну с предисловия сначала. 12 ноября мы провели ротацию в аэропорту других, смежных подразделений, которые пытались штурмовать аэропорт. Эти смежные подразделения вышли. Когда я посмотрел всю линию аэропорта, то принял решение, что на самом важном объекте – или линии обороны, которой является поселок Весёлое и монастырь, –  привлечь туда подразделение «Суть времени» с нашей бригады. Почему? Потому что я посчитал, что это одно из таких сильно подготовленных – не столько физически, сколько морально – подразделений, морально, политически, устойчивых ребят, у которых на первом месте – это сила духа и боевые навыки. Я смотрел, как они тренируются, и всё остальное. Просто я знал, что они могут, как 300 спартанцев, малым числом держать оборону. И я знал, что они никогда не побегут.
   

Практически, наша основная задача была не штурмовать терминалы, а наша задача была окружить противника, не дать им проводить  ротацию в терминале. А задача подразделений «Гиви» и «Моторолы» – была штурмовать старый и новый терминалы. Мы им создавали практически прикрытие. И основной удар ложился на наши позиции. Все танки противника, артиллерия противника практически била по нашим позициям. Гибли наши ребята. Гибли.
   
Война без потерь бывает только в детских играх. И поэтому на протяжении всего этого времени  –  двух с лишним месяцев   – мы стоим в аэропорту. Противник был нами окружен, почему и была объявлена ротация  –  потому что он уже не мог менять своих солдат в аэропорту. Мы до такой степени сделали линию обороны, окружили их там, что любая техника, которая пыталась пройти в аэропорт, – танки, БМП, бронированные машины, их десант  -  не могли прорваться уже в аэропорт и подвозить им БК, продовольствие, продукты питания.
   
И в этот момент Украина пошла на переговоры. Они воспользовались этим моментом, подготовили силы. Наши политики какие-то с ними заключили договора, что нам приходилось проводить ротации в аэропорту. Нас убеждали в том, что якобы в течение месяца они должны принять решение, а сами уйти, оставить аэропорт, линию аэропорта, уйти с Опытного туда, за Авдеевку, и прекратить обстрелы Донецка. Мы тогда на это пошли – скрипя зубами, пошли на это. Терпели всё это.
     
Но потом это перемирие закончилось. Закончилось. И была последняя поставлена задача – очистить терминал полностью, потому что доверия уже украинским властями, украинской армии не было. Мы решили (власти ДНР) закончить – поставили задачу очистить аэропорт. Но основное усилие... Я понимаю, да, «Гиви», «Моторола» – герои, они занимались штурмом нового терминала, но основное усилие также легло на нас. Потому что если бы не было прикрытия с нашей стороны периметра аэропорта – и не получилось бы ни у «Гиви», ни у «Моторолы» зачищать этот аэропорт. Просто силы бы у противника прибывали бы, их больше бы обстреливали и танками, и артиллерией, а так приняли  основной удар мы на себя.
   
И вот 17-го числа –  тогда уже практически новый терминал был взят – украинская армия пошла в свой последний штурм.  У них был план выбить нас полностью с аэропорта, не только с терминалов, их план был. Они заходили двумя группами – со Спартака и со стороны Песок, через монастырь и Весёлое. Танковые прорывы были. И один из боев, один из этих прорывов вела 93-я бригада, как я понимаю, с помощью танков, БМП. Сначала наши позиции были отработаны артиллерией – это позиция Монастыря, где стояло подразделение «Сути времени» 3-го батальона, там, где командиром был «Пятница», и командир подразделения – «Вольга».
   
«Пятница»… На них пошел основной удар. Танки вышли, их начали обстреливать. Пехота шла. Пехота шла и, будем так говорить, активно вела боевые действия, пытались наших бойцов выбить.  Наши ребята, которые там погибли в аэропорту, были ранены, им оказывали первую медицинскую помощь. Оказали, наложили жгуты, кололи обезболивающие. Вывезти их сразу не получилось. Они перебинтованные, окровавленные брали оружие и стреляли до последнего – даже уже со жгутами, с обезболивающим, вели бой до последнего. И когда бой закончился уже (группа, которая активно штурмовала аэропорт, отказалась от своих планов, намерений, потому что понесла большие потери, как в технике, так и в живой силе), наши бойцы – просто уже от истощения крови, уже не могли держать автоматы, – просто скончались. Погибли как герои. То есть сражались до последней капли крови. Наши бойцы, которые погибли, из «Сути времени», они не оставили свои позиции, не сбежали как трусы. Это пример для нашего подрастающего поколения. Сразу видно, что эти люди пришли тут не за деньги воевать, а пришли за настоящие моральные устои, за правду, за веру, за наших предков. Они знали историю хорошо нашу. Кто не знает истории – понятно, тот лишен будущего. Самое главное, что таких людей очень мало. Очень мало таких людей… Поэтому на их подвиге надо учить подрастающее поколение.
     
Во-первых, взаимовыручка там присутствовала, то есть  люди стояли плечом к плечу до последнего. Не бросили оружие… У них даже мысли не было отступить. Мысли не было отступить… Они вели до последнего бой, истекая кровью. Просто-напросто они получились, как в окружении. Они практически не могли их вывезти – помочь. Они понимали это, но всё-таки бились до конца и, будем говорить, с последним выстрелом, с последней каплей крови они просто скончались. Вот так.
   
Поэтому этих людей можно смело называть героями нашего времени. Потому что каждое время имеет своих героев. Как и наше время, так и раньше были – в 41-м году, в Афганистане свои герои были… Во всех войнах свои герои были. А это – герои XXI века, наши герои, нашего будущего. Может, кто-то книгу напишет когда-нибудь за эти бои в аэропорту… О таких людях надо рассказывать, чтобы была память о них. И, опять же, учить молодое подрастающее поколение, которое было загублено. На территории Украины патриотическая работа в военно-патриотическом плане фактически не велась. Просто делали людей роботами. Чем дурнее народ, тем легче им управлять. История практически не изучалась. А если изучалась, то какая-то история… будем говорить, псевдоистория, которую придумывали политики для того, чтобы легче управлять было народом. Сейчас, я думаю, у нас будет настоящая история. Мы вернемся к той истории, которую раньше изучали мы и в советское время. Будем учиться на подвигах.
   
Спасибо, конечно, вот этому отряду «Сути времени». Честно говоря, когда я их посылал в аэропорт, «Вольга» пришел, мне «спасибо» говорил за доверие. Говорит: «Спасибо, что доверяете». Ну, я ему говорю: «Мне просто не на кого положиться».  Людей не хватало в 3-м батальоне, мне пришлось их придать 3-му батальону. И «Вольга» сейчас заместитель командира 3-го батальона стал, его отряд перешел в одну из рот 3-го батальона нашей бригады. Всё. Я знал, что на них можно положиться. Я не ошибся в этих ребятах.
     
Они не выбирают ребят уже готовых. Они сами учат этих ребят. Я не знаю, как у них так получается, вот, у командиров подразделения – и дух укрепляют… У них идут очень хорошие кадры. Спасибо командирам подразделения.  Я видел, как они тренируются, занимаются активно. Именно вот у них идет работа, работа не только в военном плане, в материальном, в психологическом плане. Во всём. Вот всё, что я мог сказать.
     
Корр.: Товарищ командир, а какое вот значение имел этот бой с точки зрения замыслов противника?
   
«Майор»: Бой имел значение, конечно, очень серьезное. Если в тот момент наши позиции оставили бы, ушли, дрогнули… Есть человеческий фактор, на который тоже, будем так говорить, надо полагаться.
Могли дрогнуть. Могли отступить. Мог командир пожалеть людей, уйти, сказать: «С чего мы должны погибать там? Давайте отойдем на другую позицию».
   
Ну, вот если бы они сдали позицию – остальные наши подразделения, которые там находятся (а это очень большое количество людей) оказались бы в окружении. И либо они все погибли бы, либо были взяты в плен. Или напополам – и погибли, и взяты в плен. И аэропорт, если бы сейчас перешел под власть украинской армии, то, получается, все смерти, которые были с сентября месяца там, в аэропорту, при штурме – были бы зря допущены. То есть там очень много людей в аэропорту погибло, в сентябре месяце и в октябре, когда мы еще там не воевали (мы воевали на других направлениях), при штурме аэропорта.
   
Мы встали на позиции, когда уже окружили аэропорт – именно мы окружили его, достаточно плотно. Это бригада «Восток» держала в окружении противника, не давала им проводить ротации. Только это послужило одним из факторов для успеха штурма терминалов – старого и нового. Вот так.
   
<<< Предыдущий выпуск Следующий выпуск >>>

   

   


promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

?

Log in