Previous Entry Share Next Entry
Сергей Кургинян о «консервативной провокации» в Санкт-Петербурге
artemijv

   
Аналитическая передача "Смысл игры" № 83
   
Сергей Кургинян: ...Смотрите, само по себе это событие вообще не должно было обсуждаться. Когда ты приезжаешь, иностранец, в другую страну, где проходит конференция, как ты понимаешь статус конференции? Ты понимаешь, что самый низкий статус — это проведение конференции в гостинице, где ты проживаешь. Люди, которые регулярно в этих вещах не участвуют за границей, они этого не понимают: если вы приехали, и вы проводите конференцию прямо в гостинице — вам все люди со статусом будут говорить: «В гостинице?!».
 


 
В любом институте. На любой открытой площадке, какой-нибудь клубно-медийной — где угодно, но только не в гостинице. В
гостинице проводят только тогда, когда нигде больше нельзя провести.
 
Это может быть не очень ясно публике, живущей в России. Но всей публике приезжающей это же абсолютно ясно. Это нельзя, это — дурной тон. Значит, было ясно, что уже само это проведение форума в гостинице говорит о статусе, да?
   
Неприезд Ле Пен говорил тоже о многом. Но — я вам говорю это как аналитик на 100%  — все статьи по поводу этого санкт-петербургского форума были заряжены до того, как он осуществился.
   
Это — второй случай аналогичный, потому что так же были заряжены статьи об участии «Сути времени» в шествии против «закона Димы Яковлева».
 
Статьи были заряжены заранее. «Кургинян — организатор, он сейчас всех поведёт» и так далее. Когда я сказал, что не поведу, вся машина, связанная с тем, что он — главный, и он пойдёт, уже написана. Пиарщики всё уже зарядили, понимаете? Они проплатили деньги. Написаны статьи. Статьи размещены в изданиях, и машина пошла так, как будто бы я там иду первым и держу всех с «Сути времени», вся «Суть» в красных куртках идет на это шествие.
 
А там нет ни одного человека. А статьи идут: «Как известно, Кургинян — организатор». «Как известно...» — и так далее... Ну, это — позор, но он имеет технологическую подоплеку. Это не делают в один день, это — не спонтанная журналистская реакция, это — кампания информационная, которую заряжают примерно за месяц, за две недели. Ну, за десять дней, но не меньше. Нужно успеть заплатить, посмотреть материалы, согласовать, разместить и приготовить. Дальше — нажать кнопку. А как ты её не нажмешь? Что, ты назад бабки вернёшь, что ли? Это — абсолютно прагматическое действие.
 
Все статьи о санкт-петербургском форуме были напечатаны так, как будто бы на нем были Путин, Рогозин, Иванов и кто-нибудь ещё. А их не было. Никого. И никакого смысла печатать что-нибудь по этому поводу не было вообще.
 
Но бабки были заплачены. Поэтому нужно было быстро убирать фамилии и оставлять тексты: «Возмутительное событие крупнейшего ранга!».
   
Какого крупнейшего ранга? Они приехали в Кремлевский Дворец Съездов, сняли его? Нет? В Колонный Зал?
 
Они приехали в гостиницу. И там сидели.
 
Как бы мы к ним ни относились (а я к ним отношусь крайне негативно), они — люди, которые не арестованы в своих странах. Они — не экстремисты, не террористы. Они имеют право оформить туристскую визу и приехать. Кто их может удержать? Как их можно остановить? Там часть — члены парламента. «Атака» в парламенте, «Золотая Заря» в парламенте. Почему они не могут приехать? И мало ли тусовок собирается каждый месяц в нашем Отечестве?
   
Когда приезжала эта совершенно страшная особа — Лени Рифеншталь, и сидела в том же самом Санкт-Петербурге? Весь либеральный бомонд сидел и хлопал, и чмокал от счастья, что она там сидит. Кто-нибудь пикнул, кроме нас?
 
Она снимала фильм «Триумф воли», она, так сказать, участвовала — все отрицают, что она участвовала в оперативных съемках, но это полная чепуха. Она — часть гитлеровского режима. Или даже какая-нибудь партия, которая в Германии что-нибудь орёт, что там фюрер там не «А», а «Б»... Ну, она орёт это. Это противно. Но её не запрещают. Мне не нравится «Атака», ну и что? Это моё личное мнение.
 
Это граждане, они взяли визу и приехали сюда, сняли отель и в нём выступают. А всё обсуждается уже месяц так, как будто бы там был Путин.
   
Так значит, они хотели, чтобы он был. Откуда осечка? Откуда? Значит, существовала какая-то сила, которая тянула, а потом оказалось, что было оказано какое-то противодействие, этого не случилось. А они считали, что никакого противодействия не будет, и это событие состоится. И там будет Путин, или хотя бы Иванов и Рогозин. Да? И это классическое свойство нашей либеральной public, что, когда нечто проваливается, они орут так, как будто не провалилось. Реальность не имеет никакого значения.
 
Теперь, самое тонкое здесь заключается в том, что помимо «Атаки» или даже каких-то совсем маргинальных структур — английских, или каких-нибудь там — я убеждён, что всё это было собрано чисто компрометационно.
   
Я просто говорю, что в отсутствии соединения этой компрометационной тусовки с высшим руководством, эффект — ноль. Нету компрометации. Она могла появиться только, если бы это руководство было. А его не было. И орать, как будто оно было — значит просто позориться, но они орут.
   
Внутри всего этого дела есть вещи, которые мне прямо говорят, что именно произошло. Вот туда приехал этот... правильно я называю фамилию? — Мильчаков, да?
Вот Мильчакова туда мог послать, прошу прощенья, условно говоря, только Чубайс. Понятно? Если они рассчитывали на высокостатусную тусовку, зачем им Мильчаков? Я не знаю, Баркашов, у него какая-нибудь партия... А кто такой Мильчаков? Он — никто для политического мероприятия. А с точки зрения компрометационного эффекта — это супербомба.
   
Кто сажал эту бомбу туда? То есть лично, может быть, её сажал и вёл туда высокий представитель «88», но на самом деле это делал либерал, оранжоид, которому и нужно было собрать вместе эту мозаику. И это иначе быть не может, это может быть только так. Потому что идет список, они смотрят, они всё знают. Это их правый фланг. Они понимают, что политический статус — ноль, а компрометационный потенциал — бесконечность. Они берут и вычёркивают, сходу. Это делает пресс-секретарь, там, какой-нибудь, отвечающий за сбор людей. Так сказать, рядовой политработник. А они не это делали.
   
Им так нужно было, чтобы здесь состоялась крупная провокация, что они сунули сюда этого Мильчакова, и этим показали, кто они такие на сто процентов. На сто! Капкан захлопнулся.
   


 
Я ещё не могу, да и не хочу говорить, что за «Икс» и где он находится. Но я уже точно знаю, что всё это — единое целое. Потому что, если здесь это состоялось всё, два обстоятельства — убежденность в присутствии высшего руководства и наличие этого господина — в сумме говорят о том, что они делали. Они ставили мат, политически. И я хочу, чтобы все поняли, что это делает мастер. Что Александр Николаевич Яковлев воскрес. В новом теле. И что возможности очень велики.
 
Внутри этого мероприятия вполне умещается в качестве субэлемента, вот это, так сказать, явление к нам журнала «Профиль», на которое я согласился, и всё там напечатано, как я уже говорил, нормально, но там же есть вопрос: «У нас есть сведения, что вы вывозите оружие из Донецка». Что за сведения? Кто из господ сначала давал интервью журналу «Профиль», чтобы этот журнал «Профиль» мог получить сведения? А это что означает? Что ни один автономный элемент, способный поддержать реальный антимайдан, не должен существовать. Идеологический капкан должен замкнуться. Теперь отсюда я строю сначала «стрелковскую» операцию, продолжение, и некоторые элементы, которые в дальнейшем должны происходить...
   
Читать далее
 

promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

?

Log in