Previous Entry Share Next Entry
Как работают символы, или о социальных минах замедленного действия
artemijv
 
Материал из газеты «Суть Времени - Свердловск», №5

         
Мефистофель <…>
Кто так сопротивлялся мне, бывало,
Простерт в песке, с ним время совладало,
Часы стоят.
                 
Хор
Стоят. Молчат, как ночь.
                 
И.В. Гете. Фауст.
(Перевод Б. Пастернака)
                     
plotinka-22
   
Что делает повседневного, негероического человека, случайного прохожего, уверенным и довольным собой? Правильный, хотя и не лежащий на поверхности ответ,  – спокойствие человеку придает то, что он пребывает среди символов. Символы повсюду – они встречают нас рано утром, когда мы только-только проснулись, сопровождают на улицах, на работе и на отдыхе, и продолжают действовать, даже когда мы ложимся спать. И так всегда, и так каждый день.
   
В этом легко убедиться, если присмотреться к функционированию привычек и традиций. Социологи культуры знают – привычки и традиции являются носителями символического содержания. Но что это значит, и чем это грозит? Давайте выясним.

     
Возьмем хотя бы будничное утро обычного человека. Такого, который привык вставать ежедневно в шесть утра, привык чистить зубы, привык пить натуральный кофе за завтраком,  привык завязывать шнурки, выходя из дома. Вроде бы это все чисто механические действия, раз за разом он их повторяет, только и всего. О каких, казалось бы, символах тут можно вести речь?
           
Не все так просто. Просто вообразите себя этим человеком. Вообразили? А теперь попробуйте остаться в рамках только механики действий и обеспечить их регулярность! Скорее всего, у вас ничего не выйдет.
           
Если не объяснить себе, что ты встаешь в шесть утра не только для того, чтобы успевать приехать на работу вовремя, но и для того, чтобы быть ответственным и мужественным в глазах коллег и перед самим собой, раннее вставание превращается в ад. Зубы многие люди чистят «любимой» зубной пастой и «любимой» щеткой  от одного производителя, потому что паста и щетка символизируют стабильность и устойчивость. Вы скажете, приверженность вещам свойственна только обществу потребления? Вовсе нет – помните, в одном из советских фильмов зять подарил тестю-фронтовику новенький импортный бритвенный станок, а тесть (его роль играл Ростислав Плятт) все равно предпочел бриться «проверенной» фронтовой опасной бритвой. И так во всем – кофе я пью из ОСОБОЙ кофейной чашки (символ утонченности и эстетики), шнурки завязываю ОСОБЫМ, своим узлом (символ личной оригинальности)…
                                             
Смотрите, если перевести обычные, машинальные действия в регистр дополнительных смыслов, заключающихся в них, цепочка «ранний подъем – чистка зубов – кофе – шнурки» превращается в цепочку постоянной манифестации некоторой цепочки смыслов. «Я держу слово – я держу все под контролем – я аристократ – я творческая личность». Вот что я НА САМОМ ДЕЛЕ, помимо чистой функциональности, сообщил себе и другим этими простыми действиями. Попробуйте заставить людей удалить этот ценностный субъективизм из любой повседневной деятельности, и вы получите сбитого с толку человека, который, скорее всего, не сможет долго выполнять механическую работу. Спокойному уверенному человеку необходимы эти символические намеки.
             
Таким образом, символ – это знак, который отсылает к другому знаку, который обладает более высоким, обороняющим смыслом. Представьте, вы проснулись утром и оказались в мире, в котором отсутствуют ВСЕ привычки. Вы не знаете, как действовать, – доведенных до автоматизма, рефлекторных действий больше нет. Как вы себя будете чувствовать? Не в своей тарелке, незащищенным, уязвимым, верно?
           
Не менее властно символические смыслы управляют общественной деятельностью. То, что в индивидуальной сфере было привычками, в сфере социальной становится традициями. Однако здесь действуют те же принципы. Говоря немного упрощенно, традиция – это коллективная привычка. Люди в группе (маленькой, большой, или громадной) сознательно или неосознанно начинают регулярно выполнять те или иные действия, в которых, кроме практического, всегда присутствует символическое или ценностное наполнение. Именно поэтому традиционные общественные институты – вроде церкви или государственных форм управления и обрастают всевозможными символами и симоволическими действиями, потому что их роль в охране, укреплении чувства защищенности граждан очень велика.
         
Каждый раз, когда приходится поднимать эту тему символов, которые защищают и поэтому нуждаются в сохранении и уважении, тебя тут же начинают упрекать в «авторитарности» сознания. «О какой защите вы говорите?» – спросит меня критик. «На дворе что, война? От кого или от чего защищаться человеку, когда он идет по улицам цивилизованного города или своего дома? Зачем вы все время придумываете для себя врага? Чего бояться современному человеку?»
             
Однако задающий эти каверзные вопросы или плохо слышит сам себя, или не понимает, о чем спрашивает. В цивилизованном городе или цивилизованной деревне человеку бояться действительно нечего. Но почему? Потому что он надежно защищен не только городскими стенами и полицией, но и городскими символами. Попробуйте выйти из города в глухой лес, или заплыть за буйки, далеко в море. Для вас по-прежнему не актуален вопрос – кого бояться? Да мало ли, кого! Зверей, акул, плохих людей… Нашего биологического сходства с млекопитающими никто не отменял, а в незнакомой, «неприрученной» среде большинство млекопитающих испытывает тревогу.
       
Задумайтесь – почему современный человек, заходя в помещение, никогда не идет сразу в центр зала, а «жмется» у стеночки? Почему абсолютно любому трудно выступать публично, без подготовки, особенно в незнакомой компании, и он нервничает, когда другие люди пристально смотрят? Почему сложно играть в гляделки? Почему вы вздрагиваете, когда вас кто-то окликнет? Чего вы боитесь? Помните, это же вы меня спрашивали?
         
Ответ все тот же: такова природа человека – для психологической уверенности ему нужно окружить пространство символическими содержаниями. Через них люди и обращаются к защите сил (не обязательно потусторонних), которые смогут заслонить. И окружают себя символами, которые постоянно напоминают о том, что мы под защитой. И в традиционных обществах, и в наши дни этот закон один и тот же. Если устранить символы города или страны, или подорвать к ним доверие, население будет чувствовать себя тревожно, скованно, подобно человеку, который забыл, как завязывать шнурки. Не случайно ведь К.Г. Юнг писал о защитной стене символов, а Вл. Соловьев, П. Флоренский или А.Ф. Лосев именно в символах видели связь человека с абсолютом.  И поверьте, научные авторитеты в вопросах функций символизма не так уж сильно разнятся (чего не скажешь, к сожалению, об определении того, что такое символ).
               
А теперь от культурологической теории традиций и символов давайте перейдем к актуальной действительности. Рассмотрим, как работают символы на примере такого большого города, как современный Екатеринбург. О, здесь очень много символических мест! Но, пожалуй, самым главным средоточием символов являются Плотинка и Исторический сквер. Здесь находятся памятники основателям города, здесь находится резиденция губернатора, здесь находятся первые станки и прессы, на которых работали наши предки. Здесь – самый большой городской музей, несколько музеев (между прочим, в историческом здании!), водонапорная башня и, конечно, часовня Святой Екатерины. Именно на Плотинку приходят влюбленные, чтобы замкнуть на ограде моста заветные замки отношений. Городские праздники с фейерверками, парадами устраивают тут же. Рядом – бюсты великим писателям – П.П. Бажову и Д.Н. Мамину-Сибиряку. Каких еще нужно доказательств, что именно к изменению топографии этого места нужно относиться особенно бережно? Что ни памятник здесь, то символ.
           
Снова прибегну к сослагательному наклонению. Представьте, завтра исчезли Татищев и де Геннин, исчезло здание Профсоюзов, исчезла памятная каменная плита об основании города? С ограды мостика сняли все влюбленные замки. Музей разрушили. День города и день победы больше не празднуют. Вроде бы ничего и не изменилось… Но представьте тщательнее, представьте. Ходить по Плотинке станет неприятно, каждый приход на нее будет связан с воспоминаниями, которые наглядно воплощаться не будут. И станет боязно. Станет тревожно. Нам ли не знать! Вспомните, на нашей памяти такое уже было – в начале 90-х, когда старые символы были скомпрометированы, а новых никто не дал. Почему это время и окрестили в народе «проклятыми девяностыми». Не знаешь чего ждать, не знаешь, на что надеяться. И это Екатеринбург! А про маленькие областные городки я вообще молчу.
           
Казалось бы, эти времена свержения кумиров давно в прошлом. Символы Свердловска и Екатеринбурга мирно уживаются друг с другом. Но зачем-то с Плотинки убрали Краснознаменную группу с орденом Ленина, которая символизировала сразу несколько важнейших моментов. Красные знамена, словно штыки, обороняли жителей Свердловска, Орден Ленина был связан с трудовыми подвигами горожан. Снесение конструкции как бы говорит – воинская слава ничто, трудовой подвиг ничто.
               
Вместо Краснознаменной группы теперь на почетном месте стоят электронные часы, которые отсчитывают время до Олимпиады в Сочи. Тем самым установившие их дают понять – вместо воинской славы и самозабвенного труда мы теперь преклоняемся перед спортивными соревнованиями. Однако символы, направленные в будущее, которые не уважают символов прошлого, лишаются связи с высоким. Лишаются психологической силы.
             
Электронные часы – не символ, но имитация, симулякр символа. Или, что еще хуже – негативный символ, символ разрушения. А тикающие назад секунды – напоминают не о торжественном начале спортивных игр, но скорее, о счетчике бомбы, мины замедленного действия. Как говорил Мефистофель в «Фаусте» перед своим триумфом – «Часы стоят».
             
Хочется просто спросить у представителей компании, установившей часы – они-то понимают, в какого рода пиаре они участвуют? И не удивляет ли их, почему почти все основные политические силы города и области (от коммунистов до неолибералов вроде Леонида Волкова) солидарны в том, что Краснознаменная группа должна как можно скорее вернуться на свое законное место на Плотинке? А представителей власти хочется спросить о другом: вы ждете какого-то взрыва? Или вам абсолютно все равно? Ну-ну.
   
Георгий Цеплаков,
Культуролог, кандидат философских наук
   
Источник – http://eot66.su/
     

promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

?

Log in

No account? Create an account