Previous Entry Share Next Entry
Пролеткульт
artemijv
   
Оригинал взят у forward2ussr в Пролеткульт и рабочий университет

   
Пролеткульт — массовая культурно-просветительская организация, которая возникла в сентябре–октябре 1917 года для поддержания самодеятельности пролетариата и ставила своей целью создание новой пролетарской культуры и распространения ее в массах.

А. Луначарский в статье «Еще раз о Пролеткульте и советской культурной работе» в 1919 году писал, что образование Пролеткульта произошло еще в буржуазном обществе, при Временном правительстве, и что тогда «пролетариату приходилось на началах негосударственной и отчасти антигосударственной самодеятельности искать своих культурных путей». Но и потом Пролеткульт долго отстаивал свою автономность.

Вкратце о структуре Пролеткульта. Высшим органом Пролеткульта считался Всероссийский съезд, на котором избирался Центральный комитет (ЦКП), собиравшийся на пленумы. Из состава ЦКП избирался Всероссийский Совет Пролеткульта (ВСП). При Пролеткульте существовали отделы: литературно-издательский, театральный, школьный, библиотечный, клубный, музыкальный, научный, организационный, хозяйственный.

Центральному Пролеткульту подчинялись губернские, городские и районные Пролеткульты и, наконец, низшие практические ячейки — «культурно-просветительские комиссии фабрично-заводских предприятий».

Организационно строение Пролеткульта напоминало партийную организацию.

Если же учесть широту распространения Пролеткультов, а к началу 1920-х годов в стране существовало около 300 Пролеткультов, вокруг которых объединялось около 400 тысяч (!) человек, то можно понять, сколь мощную силу представляли собой эти культурные пролетарские организации.

Для сравнения: в 1918 году численность РКП(б) составляла 300 тыс. человек. К 1919 году, в связи с гражданской войной, ряды партии уменьшились почти в 2 раза. После смерти Ленина был проведен набор рабочих в партию («ленинский призыв»), и численность к маю 1924 года увеличилась до 730 тысяч человек. И только в ходе последующих призывов к 1930 году численность членов партии возросла до 1 млн 670 тысяч человек.

В состав Пролеткульта входили не только рабочие, но и служащие, и представители интеллигенции, реже сельские жители. По данным на 1922 год, 67,5 % студийцев, работавших в московском Пролеткульте, были рабочими, 26,5 % — детьми рабочих, 6 % — нерабочим элементом. При этом только 10 % студийцев состояло в партии.

Можно проследить, как формировались пролеткультовские отделы, начиная от первичных ячеек и до Центрального Пролеткульта на примере театральных и литературных групп.

Из театральных кружков, которые существовали при рабочих клубах, отбирались способные участники и направлялись в районные театральные студии. Там спецкомиссия формировала группы, в которых занимались по общеобразовательным дисциплинам и продолжали обучение театральному делу: актерскому мастерству, сценречи, сцендвижению. Им читались лекции по истории театра, искусствоведению, искусству грима и др. Далее наиболее одаренные продолжали учебу в центральных Пролеткультах. Здесь уже шла работа на уровне театральных институтов, студенты обучались режиссуре, оформлению и музыкальному сопровождению спектакля, истории костюма.

А далее в новых самодеятельных театрах (в них играли рабочие-любители) ставились рабочие пьесы. Был специальный перечень пьес, разрешенных к постановке в театрах. Это пьесы пролеткультовских авторов: В. Плетнёв «Мститель», В. Игнатов «Красный угол», П. Бессалько «Коммуна». И пьесы классического репертуара: Н. Гоголь «Женитьба», А. Островский «Бедность — не порок», А. Чехов «Юбилей» и др.

Такая же педагогически-организационная деятельность шла и в литературных кружках: в ячейках отбирались наиболее талантливые и отправлялись в районные студии, где продолжали обучение, а лучшие из них направлялись в губернские и центральные Пролеткульты.

Пролеткульт рекомендовал писателям в своем творчестве соблюдать «простоту, ясность, чистоту формы», а рабочим поэтам «учиться широко и глубоко, а не набивать руку в хитрых рифмах…». Новый писатель, как считал А. Богданов, может и не принадлежать к рабочему классу по происхождению, но должен выражать основные принципы нового искусства — товарищество и коллективизм.

Литературные студии имели два уровня: общеобразовательный и специальный — собственно профессиональный, на котором требовалось еще заняться написанием и выпуском своих газет.

Программа студийной учебы была весьма разнообразной — от методов научного мышления до истории русской критики и устройства библиотек.

Вот примерный учебный план литературной студии, который публикует журнал «Грядущее» Петроградского Пролеткульта:


  1. Основы естествознания — 16 ч.;

  2. Методы научного мышления — 4 ч.;

  3. Основы политической грамоты — 20 ч.;

  4. История материального быта — 20 ч.;

  5. История формирования искусства — 30 ч.;

  6. Русский язык — 20 ч.;

  7. История русской и зарубежной литературы — 150 ч.;

  8. Теория литературы — 36 ч.;

  9. Психология художественного творчества — 4 ч.;

  10. История и теория русской критики — 36 ч.;

  11. Разбор произведений пролетарских писателей — 11 ч.;

  12. Основы газетного, журнального, книгоиздательского дела — 20 ч.;

  13. Устройство библиотек — 8 ч.

Итого — 385 часов.

В резолюции Первой Всероссийской конференции Пролеткультов об организации пролетарских университетов было заявлено, что «пролетариату должна быть предоставлена возможность полнейшего овладения научным опытом на основе его проверки с нашей классовой точки зрения».

В 1918 году был открыт первый Пролетарский Университет, где преподавание велось по принципам, изложенным Богдановым, в частности в его работе «Социализм науки»: «Задачу — овладеть наукою, т. е. преобразовать ее для себя и распространить в своих массах, — пролетариат должен выполнить посредством своей классовой научно-пропагандистской организации — Рабочего Университета. …Постановка работы в учреждениях Рабочего Университета необходимо должна соответствовать общему типу и духу пролетарской организации; а это значит — она должна быть основана на товарищеском сотрудничестве учащих и учащихся».

Образовательная программа университета включала три уровня: подготовительный, основной и специализированный.

Подготовительный уровень должен был дать начальное образование и закрепить полученные ранее знания, основной — научить методологии и закрепить социалистическое мировоззрение, специализированный позволял освоить профессию в технической, экономической или культурной области.

Учебный план первого курса включал общеобразовательные дисциплины. Гуманитарные — «Организация устного изложения и обсуждения», «Методы письменного изложения», «Способы использования литературных источников». И естественнонаучные — «Математика», «Физика», «Введение в химию», «Астрономия», «Введение в биологию», «Физиология» и др.

Предполагалось также знакомство с обществоведческими дисциплинами, такими как «История рабочего движения и форма рабочей организации», «Введение в изучение научного социализма», «Формы общественности». Слушатели первого курса могли изучать иностранные языки (немецкий, английский, французский), историю литературы и искусства, черчение.

Предметы второго уровня предполагали углубленное освоение методологии естественных наук, политэкономии, истории государственного права, социальных движений и исторического материализма.

Предполагалось и преподавание курса лекций по теме «Социалистический идеал» — устранение элементов принуждения из отношений между людьми, замена анархии и конкурентной борьбы товарищеским коллективизмом, «переход к неограниченной свободе труда» и подчинение стихийных сил природы.

В дискуссии о преемственности культур пролетариату рекомендовалось критически осмыслить то, что в предыдущей культуре носило «печать общечеловеческого» (так было заявлено в пролеткультовских тезисах в 1919 г.). Но на первый план Пролеткульт выдвигал создание пролетарской культуры без помощи других классов.

Деятели Пролеткульта настороженно относились к культуре прошлого, боясь ее «разлагающего воздействия», они считали, что старая культура может подавить классовое сознание пролетариата, и что достаточно безболезненно старые ценности может воспринять только интеллигенция. Сами идеологи Пролеткульта были высокообразованными людьми и пользовались этим наследием, педагоги для обучения пролеткультовцев набирались из интеллигентских кругов (например, в литературной студии преподавали символисты А. Белый и В. Иванов и другие). При этом на местах звучали следующие рекомендации: «Такие знатоки теории, как А. Белый и В. Брюсов… дальше технической подготовки наших грядущих поэтов и писателей — их пускать не следует…».

В этом конфликте Луначарский, с одной стороны, поддерживал Пролеткульт, а с другой стороны — осаживал его. В чем можно убедиться, прочитав статью Луначарского в газете «Известия ВЦИК» от 13 апреля 1919 г.: «…Пролеткульт ни в каком случае не должен считать первые ростки пролетарского искусства и пролетарской мысли (за исключением данных научного социализма) готовой ценностью и пытаться заменить ими ценности культуры предшествовавших ему эпох…».

И, тем не менее, Пролеткульту было предоставлено широкое финансирование — прежде всего, за счет Наркомпроса, возглавлявшегося всё тем же Луначарским.

Так, на первое полугодие 1918 года Пролеткульту было выделено более 9(!) миллионов рублей; при этом на все высшие учебные заведения Наркомпросу выделялось около 17 млн руб. Только Московскому Пролеткульту на второе полугодие 1918 г. было выделено почти 2 миллиона рублей.

Напоминаем: молодая Республика Советов — в кольце врагов, ситуация крайне неустойчивая, но государственная власть думает о будущем, выращивает, формирует нового человека с его устремлениями к светлому будущему. Может быть, именно поэтому большевики выиграли гражданскую войну? Может быть, именно поэтому смогли в чудовищных условиях удержать власть и не дать погибнуть стране?

Однако, когда после гражданской войны потребовались средства на восстановление промышленности, ассигнования на народное просвещение сократились, это, конечно, задело и финансирование Пролеткульта.

Как следствие — резкое сокращение пролеткультов по всей стране. Свертывание Пролеткульта началось уже при Ленине и далее приобрело весьма напряженный характер. Финансирование Пролеткульта стало сокращаться с 1920 года, и в 1923 году (Ленин уже тяжело болен) в РСФСР оставалось лишь 22 пролеткульта. Число студийцев по сравнению с 1919 годом сократилось примерно в пять раз.

Что-то в деятельности Пролеткульта тревожило партию, всё более приобретавшую, по мнению Пролеткульта, бюрократический, а значит и отчасти антипролетарский характер. Доходило до того, что только в октябре 1920 года Политбюро трижды разбирает вопрос о Пролеткульте.

5-12 октября 1920 года в Москве проходил Первый Всероссийский съезд Пролеткультов. Как вспоминал Луначарский, накануне своего выступления на съезде он был принят Лениным, который настойчиво рекомендовал ему «определенно указать, что Пролеткульт должен находиться под руководством Наркомпроса и рассматривать себя как его учреждение…». По мнению Луначарского, Ленин побаивался того, «чтобы в Пролеткульте не свила себе гнезда какая-нибудь политическая ересь».

И вот уже 1 декабря 1920 года «Правда» публикует письмо ЦК РКП (б) «О Пролеткультах»: «Под видом «пролетарской культуры» рабочим преподносили буржуазные взгляды в философии (махизм). А в области искусства рабочим прививали нелепые, извращенные вкусы (футуризм)».

Об этих и других противоречиях в культурно-идеологической сфере того времени мы расскажем в следующих статьях. А сейчас отметим, что «замах» пролетарской культуры на формирование нового человека был поистине грандиозным. Да и результаты тоже впечатляют.


 

Источник – газета «Суть Времени» 6 ноября 2013 г. Культурная война, Марина Волчкова

   


promo artemijv february 5, 2016 12:00 49
Buy for 500 tokens
Итак, товарищи. На повестке дня восстановление Краснознаменной группы Свердловчанам пояснять не надо. Для остальных напомню: Краснознаменная группа — памятник в центре Екатеринбурга за вклад уральцев в Победу. Снесён в январе 2013 года. Город вскипел, чиновников мэрии тогда чуть не…

?

Log in